Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Кичапов Игорь Сергеевич

Гон.

     Это была обычная зимняя охота. На этот раз стае повезло, их долгий бег по заснеженной еще тайге пересек след лося, уходящего в сторону большого озера. Это была их территория, и поэтому вожак коротким рыком отправил стаю в погоню…

     Лося настигли быстро. Уворачиваясь от копыт и острых рогов, два самых молодых волка тормозили бег пробивающего своей массивной тушей снег огромного зверя. Остальные молча и с остервенением наскакивали сзади и с боков. И рвали, рвали острыми клыками ноги, бока и живот еще полного сил лесного гиганта. Кровь струилась уже ручьями, смешиваясь со снегом и намерзая на ногах добычи. Волки не прекращали бросков. Лось продолжал бежать, с каждой минутой все больше замедляясь.

     Наконец вожаку повезло, он вырвал приличный кусок мяса из самого живота сохатого, и кровь хлынула уже рекой. Добыча, пробежав еще несколько метров, стала заваливаться на бок, приседая на задние ноги, и вот тут в атаку кинулись все. Волчица, клацая клыками, отвоевала себе место у горла жертвы. Все закончилось в минуту. Еще живые теплые глаза лося были полны боли и ужаса  перед этими серыми безжалостными охотниками, а его тело хищники  уже поделили между собой.

     Насытились все. Был месяц март…

     Одиночка устало шел по следу прошедшей незадолго до него тем же курсом стаи. Он устал. Волк понимал, что возврата быть не может.  Ему и так повезло, оскаливший клыки на вожака должен либо признать свою вину и навсегда потерять возможность самому стать предводителем, либо уйти. В противном случае вожак бы его убил. Тут не играло роли и то, что вожак стаи был его биологическим отцом. Он был ВОЖАКОМ, и этим все сказано.

     Легкая поземка нисколько не мешала одиночке выдерживать курс. Волки вообще очень хорошо ориентируются, хоть раз пройдя маршрут, запоминают его мельчайшие детали на всю жизнь. Поэтому и охотятся они часто так, что просто загоняют свои жертвы в ловушки, созданные природой.

     Волк знал: впереди озеро. Он шел к нему. Пора было выбирать -  либо прибиваться к стае, либо искать подругу, такую же, как он, одинокую волчицу. Выйдя к месту недавней охоты сородичей, волк довольствовался залитым свежей кровью снегом, вперемешку с ошметками мяса и крошками кости. Это утолило терзающий его который день голод. Охота в одиночку не удавалась. Пару куропаток и заяц - вот и все, что он смог добыть за вчера.

     Остатки туши стая припрятала на льду ручья, укрыв снегом и ветками. Одиночка не стал оставлять там свой след, его гнало вперед какое-то неизведанное ранее чувство. Его он впервые ощутил прошлой весной, услыхав призывный зов подруги вожака… Это возбудило всех самцов стаи, играть было можно, трогать - нельзя. Может быть, отчасти из-за этого волк в недавней охоте внезапно кинулся на матерого самца. Своей неожиданной атакой он даже сумел сбить его наземь, но матерый волчище извернулся еще в падении и в ту же секунду клацнул клыками. Шрам от этого теперь украшал левую половину морды одиночки. Схватку он проиграл вчистую, поэтому, невзирая на боль от укусов, был вынужден прижать хвост и уши, признавая полное подчинение силе. Но умный вожак не поверил, как итог - вся стая отвернулась от бунтаря. Даже молодые поярки считали его изгоем, и волк ушел.

 

     И вот теперь он бежал по морозной еще тайге, сам не ведая, куда ведет его инстинкт. Но подсознательно знал: курс выбран верно. На исходе второй ночи зверь, наконец, услышал. Он услышал этот переливчатый, протяжный вой. В нем было все: и тоска, и нежность, и обещание жизни. Волк, вскинув голову к начинающему светлеть низкому небу, издал ответный клич. Хриплые его переливы, казалось,  ушли перекатами за темнеющие вдали сопки. Призыв волчицы в ту же минуту смолк. Стало неестественно тихо. Все живое, слышавшее эту перекличку, замерло в ожидании. Зря утверждают, что у волка  довольно слабое обоняние и зрение. Да и откуда знать им, этим исследователям, что сейчас одиночка слышал даже испуганный стук сердца зайца, упавшего в полуобмороке за кустом стланика в полукилометре отсюда?

     Но теперь зверя не интересовала добыча. Дальше его вел только нюх. Влажный, подвижный нос волка безошибочно выхватывал нужные запахи из морозного воздуха, и он летел вперед, не сбиваясь ни на шаг в сторону. Чем быстрее он приближался к высокому с этой стороны обрывистому берегу реки, тем ниже опускал голову, впитывая в себя все усиливающийся запах самки.

 

     Увидев стоящую на самом краю обрыва молодую волчицу, одиночка приблизился к ней и уткнулся носом  в крепко прижатый к ногам хвост. Волчица огрызнулась, негромко рыкнув. Сильный зверь внезапно почувствовал себя щенком, как бывало когда-то, когда строгая, но любящая мать негромким ворчанием одергивала расшалившихся детенышей. Он хотел издать полный сил клич победного самца, но из волчьей глотки, сведенной напряженной судорогой, вырвался, скорее, стон. На удивление, волчица его не укусила, а даже чуть отвела в сторону хвост, дав ему возможность в полной мере почувствовать свое желание…

     Дальнейшее слилось для серого в череду игр и любви. Они охотились теперь вдвоем, они понимали друг друга, даже не глядя. Их сердца бились в унисон. Поэтому и пропитание они находили легко, играючи. Пришедшие на ночные песни подруги три других волка  после недолгой схватки признали в одиночке вожака. Да и волчица в этих ситуациях всегда принимала его сторону. Поэтому при, казалось бы, одинаковых силе и опыте шансов у пришлых не было…

    

     Через два месяца подруга родила шестерых волчат. За лето погибли всего два щенка, остальных маленькая стая вырастила и уберегла. Поэтому в зиму на Колыме вошла новая волчья семья, получившая в свое распоряжение помеченную за лето территорию…

     Одиночка был теперь не один.

 

 

+
-
10
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться

Татьяна Виноградова [24.02.2014]
Волка делает волчица.
С точки зрения природы история необычайно нормальна - все всех едят. Это человеку, чтобы жить не обязательно есть того, кого можно не есть. Вижу качественную подачу, стиль, исключительный натурализм, понимание темы. Нет тут никаких подводных камней, а есть голая правда, не в том смысле что это бесспорное утверждение, а в том, что сама Природа - это и есть правда. Жизнь не стоит на месте, если волк хочет, и волей судеб он остался жив и здоров, то у него есть все шансы получить желаемое. Только, что называется, не теряйся и знай место. Так и здесь - проявил уважение к своей волчице, не смотря на все свои «хочу», и получил в ответ исключительную верность и преданность. Казалось бы - простые вещи, но для того чтобы они сложились в пазл, должна быть некоторая нормальность во всем. Это нормально – уйти, это нормально – захотеть самку, это нормально - уметь обеспечить себя едой. И так далее. То есть быть органичным, вписаться в природу, стать ее неотъемлемой частью – это НОРМАЛЬНО, и в ответ она наградит тебя тем, что тебе причитается, коли ты ей соответствуешь.

Поэтому для меня это разные понятия – природа и человек. Человек меняет природу под себя, иная идеология, психология. А то, что человек придумывает сам для себя - это очень редко бывает правдой. Это всего лишь очередное его представление о правде, и пройдет время, и эта очередная доктрина перестанет существовать, и человек придумает новую. А природа живет не так, в ней изначально заложена правильность во всем. Кто-то за это критикует ее, считая это примитивизмом. Кто-то видит в этом ее величие. Философские категории. Но сейчас, в этом рассказе, по факту, я вижу Природу в ее натуральном виде.

Инстинкт, который гонит волка всю жизнь, он даже важнее инстинкта выживания. И это величие природы проявляется здесь именно в этом. Волк просто живет. Живет в соответствии со своим возможностями, воспитанием, представлениями, желаниями. И если хватает сил – выживает и плодит таких же. Если же не хватает хотя бы везения, например, сломал лапу на охоте – то он не двигает дальше природу. Волк ничего не выбирал, природа уже заложила в него всё. В этом фатализме есть что-то страшное. Он не может просто решить для себя жить спокойнее. У него нет такого выбора. Он должен идти до конца. Это непривычно нам, людям, привыкшим взвешивать, а волк не задумывается над этим. Он не может иначе. Удивительно, но в этой обреченности на действие есть какая-то страшная красота. В этом смысле его судьба и сам волк напоминает мне гладиатора, у которого тоже весь выбор - это умереть красиво или не очень. В этом смысле судьба волка более романтична, чем, скажем, жизнь черепахи, рискующей разве что несварением желудка, прямо в панцирь. А так как она почистить его не может, то ...

Человеку – человеческое, природе – природное. И величие тут проявляется ох как по-разному. Я сейчас не противопоставляю, но подходы все же разные к оценке жизни человека и животного. Возможности влиять на свою жизнь принципиально разные. Волку же не придет в голову переживать по поводу того, что он является жертвой обстоятельств. Потому что природа все равно возьмет свое. Или он умрет. И это тоже будет Природа.

Поразительно, насколько все-таки все тонко, и сколько должно сложиться по элементам, не зависящим от волка. Сильный, могучий, рядом волчица, которая любит, а сломал лапу на охоте… всё? И кто ты?
Мороз по коже от такой оптимизации природы.
Шикарно написано.
Лилия [25.02.2014]
В волчьих повадках не разбираюсь..но написано супер-реалистично зауважала волков и автора,чувствуется темперамент.
Ирина [03.03.2014]
Оптимистично! Интересно и красиво описано!
Игорь Кичапов [20.03.2014]
Татьяна Виноградова - Гимн волкам и человекам!!)))) Спасибо Тань. Ты как всегда...на высоте!
Игорь Кичапов [20.03.2014]
Лилия - Чей темперамент?)))/кручу головой в недоумении/
Спасибо!
Игорь Кичапов [20.03.2014]
Ирина - Благодарю.
Добра и Удач!
Наталья Бугаре [21.04.2014]
Волк делает волчицу. Да, она зовет, они идут, но только один может стать вожаком, и выбор ей не дан, по сути. Кто победил - тот и отец щенят. Темп понравился, вот эти рванные предложения в ритме дыхания. Нарастающая экспрессия. Не просто картинка, но фильм, целый фильм о..Любви. Ведь это не просто пара эпизодов из жизни стаи и конкретного волка. Это замечательная подача человеческой сути в волчьем обличьи. Аллитерация, гиперболизация и прочие умные термины. И все это под пронзительный зов, в темпе сумасшедшего бега. И все это Любовь. Та самая, когда нет других волчиц и других волков. Есть только одна пара глаз в которых восходит солнце и тают звезды. Как по мне, это гимн самому безбашенному чувству. И, возможно, ответ на услышанный зов... Вот так я восприняла этот рассказ.