Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Нурушев Руслан Уразбаевич

Мама

*     *     *

 

Мальчик сидел у окна и ждал маму – уже третий вечер. За окном темнело, ветер качал старый вяз, доживавший свой век в палисаднике у дома, и его голые сухие ветки шуршали по крыше, царапая шифер, стучали по стеклам и ставням, а мама всё не возвращалась. Это беспокоило Мальчика, даже тревожило, - или это так действовал на него вечер? – раньше она никогда не уезжала так надолго, тем более в какую-то командировку. Может, папа чего-то путает?

Мальчику было грустно. Хотя летом этим исполнилось ему четыре, и мама с гордостью трепала его по голове – «ты у меня уже совсем большой стал, Окунек», - всё равно без мамы было как-то не так. Да, с ним остались и папа, и бабушка, папина мама, о чем-то спорившие шепотом в соседней комнате, но разве может кто-нибудь сравнится с его мамой? Мама у него была молодая и красивая, с глазами веселыми и ласковыми. И руки ее так вкусно пахли свежим хлебом, что, выбегая каждый вечер встречать ее, возвращавшуюся с пекарни, где она и работала, с разбега повисал он на матери и, прижавшись к той, радостно вдыхал такой знакомый, такой родной запах, а мама, смеясь, трепала его вихры - здравствуй, здравствуй, Окунек! Почему она так называла его, Мальчик не знал, – может, потому что купаться всегда любил.

…Он сидел на подоконнике и, обхватив колени, смотрел в окно. За окном наступала ночь, серая осенняя ночь, и рядом с домом зажегся фонарь, в трубе завывал ветер, уныло и противно скрипел вяз, и тень его раскачивалась на земле словно огромный многолапый паук, а мама всё не возвращалась. Мальчик чуть поерзал и уткнулся лбом в стекло. Ну почему, почему она так долго? Почему не позвонит? Ведь она всегда звонила раньше, если задерживалась! И почему папа с бабушкой отворачиваются и носом шмыгают, когда он их о маме спрашивает? И зачем у тети сегодня на весь день оставляли, а тетя целовала его и плакала беспрестанно, но почему, не объясняла? Мальчик не понимал, и в душе его зарождалась тоска, еще неясная, смутная, - первая детская тоска. Это было незнакомое и пугающее чувство, и он гнал его от себя, гнал глупые мысли, мелькавшие в голове, - а вдруг она никогда не придет? – упрямо гнал закипавшие на глазах слезы – ведь он уже большой! большие не плачут! Но слезы всё равно наворачивались. Мама, где ты? Где?!

В комнате становилось темно, но слезть и включить свет он не решался – а вдруг мама в этот момент на улице и появится? Но появился папа – в дверях комнаты, бесшумно и незаметно. Он тихо смотрел на застывшую в окне фигурку, смотрел и вновь ощущал лишь растерянность и бессилие. Ведь третий вечер так сидит! Как сказать такому о случившемся?! Он вздохнул и подошел к окну.

- Пойдем спать, Окунек, - он тронул плечо сына, голос его был тих и устал, - поздно уже.

Мальчик вскинул голову.

- А мама? – он исподлобья смотрел на отца, взгляд его был напряжен, требователен, почти враждебен. - А мама когда придет?

Тот замялся.

- Ну-у… может быть, завтра. Или… или послезавтра, - в полутемной комнате было не видно, как он покраснел. - Я не знаю, на сколько у нее командировка, Окунек. Может, дольше…

Глаза Мальчика наполнились слезами.

- А я хочу сейчас! – голос его зазвенел. - Сейчас! Куда она уехала? Позвони ей, позвони!

Отец закусил губу.

- Ты только не волнуйся, Окунек, она скоро приедет, она же по делам поехала, - он старался казаться бодрей, хотя выглядел, скорее, растерянным, не знающим, что и сказать. - Ну, может, не завтра обязательно, но скоро, это точно. Телефона ее там я не знаю, а «трубку», ты же знаешь, она не брала. Поэтому давай лучше поспим пойдем, чтоб она побыстрее приехала, хорошо?

- Нет! – Мальчик упрямо помотал головой. - Я здесь маму буду ждать.

Отец хотел что-то возразить, но, внимательно взглянув на Мальчика, почему-то решил не настаивать, а зайти попозже – всё равно сам спать захочет, да и время было не самое позднее. Когда он вышел, Мальчик вновь уткнулся в стекло и тихо всхлипнул. Мамочка, где ты? Где?

В небе слегка прояснилось, и в разрывах облаков проглянули первые звезды, а за рекой всходила луна, еще тусклая, красноватая, мутная. По дороге к переправе прокатил, тарахтя и громыхая пустым прицепом, трактор, где-то неподалеку, за околицей, завыл бродячий пес, в доме напротив скрипнула дверь, кто-то загремел ведром и вышел на крыльцо. Мальчик не знал, сколько он так просидел, впав в какое-то оцепенение, слушая, как стучат ветки по ставням, как хлопает на ветру в соседском дворе развешенное белье, наверно даже забыв, зачем он здесь и чего ждет. А потом появилась она, мама, – у ограды палисадника, незаметно выступив из темноты в круг света под фонарем, в своем лучшем светло-кремовом платье и серых туфлях, с распущенными и аккуратно расчесанными волосами. Лицо ее было непривычно серьезным, собранным, можно сказать даже настороженным, так что Мальчику в первый миг показалось, что это вовсе и не она, но когда увидел, как выскочил со двора навстречу ей с радостным лаем Рекс, то все сомнения исчезли.

- Мама! Мама! – он кубарем слетел с подоконника и кинулся к дверям. - Там мама!

Отец поймал его уже в коридоре.

- Успокойся! – крепко, но бережно держал он брыкавшегося, всё пытавшегося вырваться Мальчика. - Успокойся, говорю тебе! Какая мама?! Что ты несешь?!

- Но там мама! Мама! Пусти! – плакал и рвался Мальчик. - Там мама пришла! Слышишь, там Рекс ей лает, пусти!

Рекс и впрямь заливался где-то на улице, у калитки, причем настолько знакомым лаем, что отец, прислушавшись, внезапно побледнел и, уже не слушая воплей отчаянно сопротивлявшегося сына, но и не выпуская того из рук, бросился в комнату – к тому самому окну, выходившему в палисадник.

А за окном была ночь, обычная осенняя ночь, - качающийся на ветру фонарь и пустынная, безлюдная улица, и лишь Рекс, словно очумев, рыскал вокруг палисадника, растерянно нюхая землю, призывно лая в темноту, неуверенно помахивая хвостом.

Отец отпустил Мальчика и расстегнул ворот – сердце в груди еще прыгало.



+
-
2
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться

Денис Зернов [07.06.2013]
Спасибо! Очень хороший рассказ. Второй раз за все время, что я читаю здесь тексты, я без сомнений ставлю плюсик. Немного грустно и печально, но очень хорошо.