Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Туманов Сергей Геннадьевич

Испытание часть5

Глава 12

Бухгалтер, облачившись в халат, сидел возле камина и размышлял, как жить дальше. Дело в том, что этим сукам беспредельным, этим козлам, то бишь пришельцам, ежедневно требовалось поставлять по десятку трупов, (чушек, как он их называл). Этих чушек, пока живых, по городу и окрестностям бродило примерно тысяч пятнадцать – двадцать. Так что если ничего впредь не изменится, то на пару - тройку лет хватит, ну а там… будем посмотреть, что зря загадывать. Жалко, что вначале бездумно перебили несколько сотен, непрактично, не по-хозяйски. Так бы на лишний месяц глядишь, хватило. Ну, что ж теперь делать, поезд ушёл, назад не воротишь. По лесам бесхозно шарахаются немало утёкших. Следует как-нибудь собраться и выловить их, чтобы впустую не пропали. Впрочем, это мало волновало бухгалтера, людишек, пока в городе было предостаточно. Босс вот что-то пьяный бездумно лютовать начал, аттракцион устроил. Из тех, кто норовил убежать, и был пойман, выбирал пяток, что попроворнее. Их тащили к церкви, и по одному заставляли бегать по площади, а босс с колокольни отстреливал их из карабина. Попадал скотина причём не всегда в голову. А пришельцы промежду прочим требовали, чтобы туши были свежие, разделанные и без свинца на приправу. Твари. После приходилось мужикам эти пульки из мяса ножичком аккуратно выковыривать, а у них и без того работа тяжёлая и ответственная.

Как-то бухгалтер побывал на скотобойне, где разделывали чушек. Людей со связанными назад руками голых, держали в отдельной комнате и по мере надобности выводили по одному в сарай. Работали деловито. Один – звероподобный мужик, в зелёном резиновом фартуке, подкравшись сзади, с размаху, ударял жертву по затылку деревянным молотом, двое тут же подхватывали тело и укладывали на настил, обхватывали верёвкой ноги и прикрепляли к крюку тельфера. Звероподобный отложив молот и взяв топор, ловко отсекал жертве голову, тело поднимали тельфером вверх, чтобы стекла кровь. После вскрывали живот и грудину вываливали внутренности в большую железную ванну. Разделанное тело обмывали водой из шланга, перецепляли на крюк и отправляли висеть в холодильник. Быстро и без лишних телодвижений. Бухгалтера вырвало с непривычки, мужики заржали, а звероподобный предложил ему самому попробовать, "тюкнуть по темечку" кувалдой очередной жертве, но тот отказался, не его это. Каждому своё - как говорили древние. Кесарю - кесарево… к тому же этот запах дерьма, крови, роящиеся возле ванны с внутренностями мухи,- нет не его это! Его дело общая стратегия, а быки, и так найдутся. Он любил читать, и как то забрёл в городскую библиотеку. Там ему попалась любопытнейший шестиатомный – Нюрнбергский процесс в документах. Молодцы эти немцы, практичный народ, хозяйственный. Ничего у них впустую не пропадает. Всё в дело. Женскими волосами подушки набивать, абажуры для ламп из кожи, пепел на удобрения, мыло из трупов… Интересно, а что пришельцы с трупами делают? Шефа, как- то раз они забрали с собой. Так вот он рассказывал, что трупы помещают в прозрачную ёмкость, туда пшикают какую-то зелёную херню, типа аэрозоли. Бац! Трупы прямо на глазах тают, словно из снега слеплены, превращаются в серую жидкость, которая по трубкам куда-то утекает. Минута, и как не бывало! Ни костей не мяса. Что ещё происходило на тарелке, зачем его туда приглашали, босс не говорил, только после визита этого, озверел. Как чуть, сразу за карабин. Ни своих, ни чужих не жалел, -  пуля в лобешник и на переработку. Позавчера одного на скотобойне захерачил, отказался тот детей убивать. Инопланетным ублюдкам партия детских трупиков понадобилась. Еле наскребли десяток. Мужики роптать начали, а двое, самых опытных в военном деле, уплыли за реку к сбежавшим из города. Вчера туда на шести лодках рискнул было переправиться отряд бойцов, чтобы вернуть беглецов. До середины речки не доплыли. С другой стороны такую пальбу подняли, враз четверых убили, да с десяток ранили. Отбили охоту напрочь туда соваться.  Те, за рекой, становились очень опасными. У них же здесь назревал дефицит кадров. Из участвовавших в уничтожение чёрных и имеющих общение с инопланетянами, осталось не более десятка. Сам бухгалтер там не был, он примкнул позднее. Ему после поведали: инопланетяне – высокие белокурые, улыбчивые, в блестящих облегающих комбинезонах, не произнесли ни слова. Просто у каждого находящегося там, в голове, словно на экране прокрутили два варианта. Или его разделывают на скотобойне, либо он расправляется с другими. Выбор очевиден. Теперь же в свой отряд приходилось набирать по принципу – или с нами, или семью на мясо. Соглашались служить, но были крайне ненадёжны. Чуть что случится, разбегутся, или к противнику переметнутся, сволочи. Бухгалтер поёжился, глянул в окно. Небо всё затянуто свинцово серыми облаками, порывы ветра гнули деревья, дождь потоками струился по стёклам окон. Природа, спохватившись, решила наверстать месячный план по осадкам. На крыльце послышались, чьи то шаги. Дверь распахнулась, и на пороге появился шеф в длинном плаще с капюшоном.

- Жируешь, барин хренов! – босс прошлёпал по застеленному в гостиной ковру, к вскочившему бухгалтеру и прямо в мокром плаще уселся в опустевшее кресло.

- Что вылупился? Коньяку и закуски! – рявкнул он. Опрокинув рюмку и зажевав долькой лимона, он вытянул ноги и откинулся в кресле.

- Хорошо суки жили, красиво – задумчиво глядя на огонь камина, пробормотал он. – Не зря их местные бичуганы враз порешили. Не хорошо жировать, когда другие бедствуют. Вот случись в этой стране сейчас революция, то справедлива была бы… Ограбили народ почём зря, и пальцы веером. А сами как были быдлом…  Что я пришёл то?  Тварюги, инопланетные отмашку дали, вроде как не нужны им трупы более. Что делать будем?

- Продолжать! – не раздумывая ответил бухгалтер – Чёрт их знает, сегодня отказались, а завтра опять понадобятся покойники.

Шеф внимательно посмотрел на бухгалтера, подумал.

 Добро! Съезди на бойню, скажи мужикам, чтобы продолжали, покуда холодильник не набьют под завязку. Давай пердак в руки и поскакал вприпрыжку. Да и соляру для дизелей раздобыть надо, пошли народ, пусть по городу поищут. Ох, снесут нам с тобой головы, и за дело!

Усадьба на острове представляла собой двухэтажное здание, сложенное из красного кирпича с высокими зубчатыми башнями по краям. Построенная в 19 веке она на удивление неплохо сохранилась. Даже красная черепица на крыше была почти цела. Вход был обозначен портиком с колоннадой. К главному дому вела заброшенная дубовая аллея, сбоку аллеи - выложенный кирпичом, заросший пруд. Дворовые постройки были полностью разрушены, кирпич был растащен, но господский дом стоял гордо и незыблемо. Причиной тому был людской страх. Считалось что на дом наложено проклятие, и те, кто утащит что- либо из дома, или причинят ему какой вред, будут наказаны. И вправду ходили разговоры, что один мужик позарился на изразцы печек, отколупал их, но не прошло и года, как умер от рака в страшных муках. Другой по пьяне выбил несколько цветных стёкол из готических окон, так утонул в тот же день… Много что говорили.  Те, кто пытался заночевать, не выдерживали, убегали прочь. Слышались им крики, чудился им призрак женщины в голубом платье, бродящей по дому. По местной легенде, это была жена хозяина, построившего усадьбу. Не выдержав измены мужа, она выкинула малолетнего сына из башни, а после выбросилась сама. Но перед тем, прокляла мужа своего. С тех пор бродит она по дому, ищет своего ребёнка. А муж её сгинул вскоре, ушёл в лес и не вернулся. Вот в это здание стекались все сбежавшие из города. Около сотни их уже набралось, и всё прибывали. Первыми же были Мишка с Дашей, Вероника с Игорем, забравшие с собой уцелевшую дочку соседа – Ксюшу. В тот день Дашину бабушку похоронили вместе с соседской семьёй в яме, которую вырыл перед самоубийством Иннокентий. Убитого насильника Мишка выволок на задворки, облил бензином и поджёг. Потом они переправились через реку на лодке. Мишка ещё дважды возвращался обратно, еду вёз, инструменты. Во второй раз даже козу свою Чупакабру прихватил, девочке молоко, что бы было. Первую ночь они провели в большом зале здания возле огромного камина. Почадив сначала, огонь в камине разгорелся, появилась тяга, весело затрещали дрова. Все кроме Мишки, улеглись на притащенные ранее еловые ветки и брошенную поверх сухую траву. Мишка с Игорем договорились по очереди дежурить. В ту ночь их никто не беспокоил, никто не кричал, не бродил призраком. Вероника, крепко прижав к себе маленькую Ксюшу, отчего то тихонько плакала. Медленно текли слёзы из глаз Даши, левая щека её распухла, превратившись в один огромный синяк, болела челюсть, раскалывалась голова. Перед глазами бесконечно крутилась одно и то же: - ощерившийся мужик, раз за разом замахивается и бьёт бабушку топором по голове, тело хранило память о беспомощности противостоять насилию над собой. За что?

Её, такую красивую, всеми любимую, жестоко побив – надругаться и убить! Как бабушку… То, что смерть была близка, Даша не сомневалась. Она вспомнила, - то же самое день назад, говорила её подружка Валерия. Лера, жива ли она? Вряд ли. Не люди, а зверьё. Хотя не все. За сутки её трижды спасли: сперва Лера, выпроводив из дома через дырку в подвале, потом дважды Мишка. Она повернулась на бок. В голове стрельнуло, тошнота подступила к горлу. Утром Мишка обещал сгонять за реку в город за лекарствами, может не всю аптеку разграбили?

Ехать Мишке никуда не понадобилось. Утром, к ним присоединился, переплыв на лодке через реку, старый ветеринар, с десятилетней внучкой. Он привёз целый мешок лекарств. Кроме всяческих мазей для животных, типа «Бурёнка», «Зорька», было немало лекарств изготовленных и для людей. Когда в городе грабили винные магазины, ветеринар, опустошил малость аптеку. Он смазал Даше щёку какой-то вонючей коровьей или лошадиной мазью, дал обезболивающих таблеток и наказал лежать, так как сотрясение дело нешуточное.

*  *  *

Заканчивалась вторая неделя их пребывания на острове. Господский дом уже с трудом вмещал беглецов. Сперва селились в зале, возле камина. Но народ всё прибывал. Убрали мусор, обвалившуюся штукатурку с боковых комнат, заделали оконные проёмы. Самое важное – удалось прочистить дымоходы изразцовых печек, теперь в обеих комнатах было относительно тепло. Обе комнаты заняли женщины -  28, и дети. Детей, от 3 до 12, набралось -  24.  Мужское население разного возраста насчитывало 44 человека. Из них полтора десятка не исполнилось ещё и восемнадцати, пятерым было за 60.  Весь этот подсчёт был произведён позавчера, когда к ним переправились двое мужчин при оружии, сбежавшие из банды, захватившей город. В одном из них Витька, признал того, кто застрелил Лёху и Саньку.

- Это он убил моих друзей! – отчаянно зашептал он на ухо Мишке.

- Тихо! Сами виноваты! – отсёк его Мишка, который знал Витькину историю.

Мужики поведали, что ушли из банды оттого, что их заставили выискивать детей, дабы после убить и разделать на скотобойне, в угоду пришельцам. А это уже сплошной беспредел, на который они не подписывались. Ещё они сказали, что планируется нападение на остров, что бы всех здесь находящихся захватить для последующей переработки. Людей в городе отлавливать становится всё тяжелее. Многие главы семейств пошли в банду, чтобы сохранить жизнь своим близким и родственникам. Последнюю партию для убоя, кое как набрали из одиноких старушек. Так что если они не хотят пойти на консервы для инопланетян, то надо оборонять остров. Есть ли у них, чем защищаться?

- Найдём – заверил Мишка.

- Да я тебя знаю! – воскликнул убийца Саньки и Лёхи. – Ты возле церкви нам дымовую завесу устроил, а после из-за карабина одного нашего подстрелил. Он тебя помнит.

- Я его то же. В следующий раз – убью!

- А я и не сомневаюсь. Ты хороший боец.

- Этот гад застрелил моих друзей! – не выдержав закричал Витька.

- Ба! Ещё один знакомый! – почти обрадовался мужик – И что? Шёл я по улице, никого не трогал, тут с рёвом выскакивают на меня трое с ружьями наперевес. Как я должен был поступить? Убей или тебя прикончат. Правильно? – обратился он к окружающим. Подумав, большинство согласилось. А ещё мужчины привезли с собой мешок муки, мешок сахара, и десяток пакетов с солью. Это был большой плюс для них, - с едой на острове было туговато.  К тому же в преддверии нападения, опытные люди были нужны. Подсчитали оружие: - 22 двустволки и 8 карабинов "САЙГА". У сбежавших из банды, были мощные "САЙГА – 308" на крупного зверя с оптическими прицелами, Мишка имел не менее мощный – "ТИГР-1" Оставшиеся пять, -  калибром поменьше, (три принадлежали Мишке). Патронов, для разношёрстных стволов, - "На пару раз пострелять". Как то незаметно руководство по обороне взял на себя Витькин враг. Звали мужика - Семён. Чувствовалось, что в военном деле он знает толк. Это сейчас было главное.

*  *  *

Ранним утром два десятка вооружённых человек залегли в буераке, тянувшемся вдоль запеска реки. Сквозь частокол зарослей березняка, все напряжённо всматривались на затянутую низко стелющимся туманом водную гладь. Небо на востоке светлело, скоро взойдёт солнце. Мишка лежал рядом с Семёном. По другую сторону - сбежавший Иван, за ним, бывший мент – Николай. У всех четверых на карабинах оптика.



+
-
3
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться