Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Author (псевдоним)

ЖИЗНЬ, СКОПИРОВАЛ, ВСТАВИЛ

Корабль пришвартовался. Я долго смотрел на его ржавый борт, на мерное дыхание моря, пока не затошнило. Пожилой мужчина, на краю причала, неосторожно рассыпал корм для чаек и теперь дрался с птицами, за куски гнилого мяса. Я понял, что ему нравилось наблюдать, как пернатые хватают еду на лету, и его совсем не заботил их голод.

Я отвернулся от бескрайнего горизонта, теперь передо мной покачивался город, не давая сконцентрироваться и вздохнуть полной грудью. Свежий воздух не принес никакого облегчения, я вернулся в бар, заказал водку и овощи. Бармен в тельняшке, кажется, тогда обиделся.

На моих зубах, весело хрустнул огурец, я немного пожевал, потом смешал его с водкой и глотнул. Было отвратительно.

По телевизору передавали снова и снова, о новом витке, про то, как удачно завершился эксперимент по копированию человеческого мозга и личности в компьютер, и о том, какой мы сделали огромный шаг на пути к бессмертию.

Я успел сбежать до того, как отрапортовали об удачной посадке, на красной планете, марсохода управляемого этим мозгом.

Потом объявили приглашение пройти таможню, всех пассажиров рейса Одесса-Стамбул.

Я послушно проследовал указанным маршрутом. Таможня находилась в подвале порта. Обклеенный грязным кафелем зал. Низкий потолок подпирали квадратные колоны, между которыми стояли монолитные столы, как на мясном рынке. Люди в форме разделывали на них чемоданы и торговались, громко переговариваясь между собой.

Я застеснялся из-за своей маленькой сумки и кулька с бутылками.

Таможенник пристально посмотрел мне в глаза, и спросил о цели поездки.

Я ответил, что еду в командировку.

Но это был формальный вопрос. Мне быстро отдали вещи и документы, на открытой странице паспорта уже пришвартовался синего цвета кораблик.

Взойдя на палубу, первым делом, я угостил сигаретой девушку. Стоя на корме, она ежилась на ветру, а от ее одежды отвратительно пахло.

Я купил двухместную каюту, и эта девушка была первой, которую я вычеркнул из списка попутчиц.

Пока она подкуривала, я огляделся и сообразил, почему билеты на корабль такие дешевые. На этом корабле все было ржавым и дешевым.

Стоя на палубе, я вдыхал полной грудью морской бриз, чувствуя, как уходит похмелье. Если бы пары алкоголя, пропитавшие все мое тело, окрасить черным цветом, то со стороны я казался бы пыльным половичком, по которому мерно, в такт дыханию, хлопают выбивалкой.

Девушка не ушла. Она стояла рядом и курила. У нее были тонкие, синеватые пальцы, с аккуратными ногтями. Я обратил внимание на это, потому что ее выражение лица, цвет волос, запах, предполагали то, что она постоянно, нервно грызет свои ногти. Но это был еще один образ, навеянный кинематографом и несоответствующий действительности.

На таможне, у меня было время рассмотреть попутчиков. Оказалось, что я стоял в очереди на регулярный паром, услугами которого пользуются «челночники», «гастарбайтеры» и проститутки. Я конечно должен был об этом догадаться сразу, когда увидел цену билета, но это не имело для меня тогда никакого значения.

Невзирая на разные цели поездки, я не выглядел среди пассажиров белой вороной, так как тоже давно не менял одежду и был пьян.

Люди сосредоточено ходили по кораблю, рассматривая надстройки над палубой и затентованные шлюпки. Никакой радости, или предвкушения приключений, как будто это не паром в Стамбул, а поезд в Освенцим. Как будто все знали, что их ждет в будущем, и ступали в это будущее без радости, по необходимости.

Девушку звали Лида, спиной она облокотилась на борт корабля, и ветер своим дыханием ласкал ее красивые ноги. Ноги у Лиды были красивые, как и ногти.

Я начал искать, что в Лиде не красивого. Ведь она мне сразу не понравилась. Бледная, немного прозрачная кожа, лицо обыкновенное, без макияжа, разрез глаз то ли татарский, то ли еврейский, немного раскосые, слегка припухшие веки. Взгляд прямой, губы аккуратные, точно расположены под носом. Это важно, потому что я постоянно встречал девушек с кривыми губами. Как будто природа, большинству людей делает губы наспех, и только для еды.

Лида спросила, есть ли в моей каюте душ. Вопрос прозвучал между прочим, как будто мы вместе обживали этот корабль на время поездки.

Я продолжал размышлять о том, что мне не нравилось в этой девушке. Оставался запах. Подойдя ближе, я понял, что это не одеколон, это дезодорант. Запах был дешевый, с примесью пота и какой-то химии. Так пахнут люди, одетые в секонд-хенд.

Я не знал, есть ли в моей каюте душ. Но почему-то проговорился о лишней койке, хотя и не собирался.

Лида позавидовала, улыбаясь, она рассказала, что у нее двенадцати местная каюта. Но это, по ее словам было неплохо, так как это ровно столько, сколько требовалось бы для всего ее коллектива.



+
-
0
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться