Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: сatana

Царевна-лягушка и красная панамка

1. Случайная оговорка

Не плюй в колодец, вылетит - не поймаешь.

Анна любила приходить в лабораторию по утрам, до того как появлялись все остальные. Пустая лаборатория была похожа на дворец. Солнечные зайчики блуждали по микроскопам и, отражаясь от них, прыгали на столы, термостаты, лабораторную посуду в шкафах. В лаборатории появлялась торжественность, как бальном зале, и она чувствовала себя сказочной принцессой. Девушка никак не могла привыкнуть, что уже второй год заведует этой лабораторией, и, как раньше, поливала цветы, варила кофе и с наслаждением пила его с сушками.
Ещё пара минут и станет привычно шумно. Войдёт Клара Фёдоровна, отводившая внука в садик и поэтому приходившая одна из первых. Шумно дыша и хватаясь за спину, она засядет за компьютер, ругаясь привычно на аспиранта Серёжку, который всегда уходил последним и оставлял их чайный стол, заставленным грязными бокалами с остывшим чаем. Потом подойдут остальные, а через час появится их заведующий отделом.
Зава за глаза все звали Кощеем, хотя он и имел звучное имя Натан Матвеевич и не был похож на сказочного персонажа. Невысокий, лысоватый в безукоризненно отглаженных брюках и накрахмаленном халате. Он пришёл из медицины и биологов не уважал, хотя волею судеб был занесён в НИИ, занимавшееся этологией животных. Единственная лаборатория, в которую Кощей заглядывал каждый день, была их, так как здесь несколько его аспирантов делали работу с использованием биохимии.
Натан Матвеевич считал своим долгом курировать не только исследования, с применением биохимических анализов (единственно, что он понимал), но и молодого заведующего. Анну он не любил, так как ненавидел женщин, которых природа наделила ростом выше его, а молодой завлаб, хотя и была писаной красавицей, имела рост сто восемьдесят пять сантиметров и всегда смотрела на него свысока.
Тайком, перед её защитой, он писал подмётные письма в ВАК, но её докторская прошла на ура, за что он невзлюбил Анну ещё сильнее. Чтобы ей досадить, он отправлял её в бесполезные научные командировки в ноябре. К его досаде молодой доктор, занимавшаяся поведением выдр в антропогенных зонах, каждый раз привозила такой материал, от которого все стонали от зависти.
У Анны была мечта о многолетних непрерывных исследованиях, но Кощей, понимая, что она способна сделать многое, не давал ей такой возможности, хотя и не отказывал, говоря, что чуть позже, когда появится грант. Все знали, что гранты под поведение выдр не появятся, и сочувствовали молодому доктору.
Хлопнула дверь, и в комнату вошёл Кощей. От неожиданности девушка чуть не захлебнулась. Что это он так рано? Он неприязненно посмотрел на кружку кофе в руках строптивой сотрудницы и проворчал:
- Что это вы так рано? - та молча ждала, полагая, что лучше промолчать, чем отвечать на чисто риторический вопрос Кощея. - Вот что, к нам вчера пришёл запрос, я решил, что поедете Вы, Анна Борисовна.
Оторопев, она глотнула кофе и выглянула в окно. Вроде грозы нет. Как это он летом посылает её? Ведь никогда раньше не пускал. Что же случилось? Кощей вредно сощурился.
- Не мечтайте не в Канаду, а под Вологду. Нам выделили некоторые деньги, вот Вы и поедете, и посмотрите на месте на знаменитые Череповецкие болота, там аномальная зона.
Анна в чушь про аномальные зоны не верила и поэтому фыркнула:
- Я знаете ли больше с животными, а не с мистикой работаю.
Дверь опять хлопнула, и в лабораторию ввалилось несколько аспирантов и молодых «мэнээсов». Кощей, увидев слушателей, не мог потерять лицо и поэтому, повысив голос, проговорил:
- Вы, Анна Борисовна, не забывайтесь. Вы здесь не в личной лаборатории, и эта лаборатории в последнее время ни одного приличного гранта не имела.
- Неужели? - вызверилась Анна, решившая защищать честь лаборатории. - А почему в отчётах только наша лаборатория звучит, как основной поставщик грантов, да и вы, не стесняясь, вставляете свою фамилию почти во все наши гранты.
Молодой доктор наук обычно терпела склочный характер Кощея, но сегодня её почему-то понесло, и она ляпнула:
- Вы, Кощей Матвеевич, вставляете свои публикации даже в статьи аспирантов, хотя даже не понимаете о чём они. Что же вы ругаете нашу лабораторию? Да и Ваши аспиранты здесь работают, по предложенным Вами темам.
Тишина была такой, что все услышали тяжёлый бас шмеля, который кружился за сеткой открытого окна. Кощей лязгнул вставной челюстью и нанёс ответный удар:
- Я не собираюсь обсуждать мою деятельность с Вами, но если не поедете, то лаборатория будет лишена всех премий с грантов, - он едко улыбнулся, - а Вы свой гонор сбавьте. Как знать, может хоть в болотах Вас научат вежливо себя вести.
Грохнув дверью, он вылетел из лаборатории. Анна, очумев от произошедшего, молчала, а Клара Фёдоровна, взвизгнув, завыла от смеха:
- Не могу! Боже! Ты же его Кощеем назвала.
Аспиранты, корчась от смеха, повалились на столы. Старый и опытный «сэнээс» Пётр Сергеевич остановил всех.
- Анна Борисовна, я бы на Вашем месте извинился, и поехать придётся. Как же Вы так неаккуратно? Надо же следить за языком.
Анна расстроилась, так как не понимала, как такое ляпнула. Согласно кивнула и отправилась кабинет Кощея. Там уже сидели семеро завов их отдела и смотрели на неё, тщательно удерживая улыбки, она поняла, что о её нелепой оговорке знают все.
- Я пришла извиниться Натан Матвеевич и сообщить, что я, конечно, поеду в командировку, - она виновата развела руками.
Кощей обрадовался, так как до конца не был уверен в этом. Эта дерзкая красавица вечно ему вредила, одно прозвище Кощей чего стоит. Оно прилипло настолько, что даже жена, сотрудник этого же НИИ, когда ругалась с ним, называла его Кощеем в лицо. Привычно похрустев пальцами, не подозревая, что именно это мерзкая привычка легла в основу его прозвища, он покровительственно покивал красавице.
- Хорошо, Анна Борисовна, не забудьте про отчёт и постарайтесь произвести впечатление своим докладом
- Каким докладом? - у Анны полезли глаза на лоб.
- А тем, который вы готовили, чтобы поехать в Новосибирск.
- Да Вы что?! - взбесилась она. - Там же специалисты, а здесь кто?
- В Череповце тоже специалисты, и их волнует поведение животных в аномальных зонах. Вы же знаете, я давно пытаюсь добиться внимания научной общественности к аномальным зонам, и сам бы поехал, если бы не моё прискорбное здоровье. Это поэтому я еду в Анталию подлечиться.
Анна гневно покраснела:
- Вы, меня посылаете к этим псевдоэкологам, а сами отдыхать?
Заведующие лабораторий смотрели в стол, боясь начать смеяться. У Кощея были связи, и поэтому, несмотря на сочувствие, ничем не могли помочь молодому коллеге.
- Когда ехать? - она тяжело посмотрела на Кощея.
- Через три дня. Билеты куплены, поедете в роскошном купе с коллегами из Астрахани и Самары.
Бухнув дверью, разгневанная красавица выскочила в коридор и ушла собираться, и писать доклад. Дома залезла в интернет, чтобы хотя бы разобраться, что за конференция, на которую засылает её Кощей, после чего окончательно разозлилась. Кто-то вложил немалые деньги, чтобы пригласить всех, кто изучал животных вблизи крупных рек и болот, в том числе и этологов, чтобы, так сказать, придать научность странному и подчас мистическому поведению животных в районе болот.
Девушка позвонила тётке, живущей в Вологде, и сообщила, что заедет к ней в гости на денёк. Выслушав радостные охи и стенания, что племянница редко приезжает, начала собрать вещи. Вспомнив, что нет сапог, которые она сама же изрезала в последней экспедиции, когда чинили лодку, помчалась по магазинам, но на её сорок первый размер - нужных сапог не оказалось, и она, проклиная судьбу, потащилась на «вшивый рынок».
Этот рынок был порождением Советского строя, и смог пережить и перестройку, и хищный молодой капитализм. На рынке можно было купить всё. У него были свои законы, конечно, появились ларьки с вездесущими цыганами и личностями с восточной внешностью, но туда ходили незнающие - сам рынок, как был в небольшом овраге, так и остался.
Анна бродила в лабиринте клеёнок, лежащих на жухлой траве. Здесь была истинная демократия - рядом с гранёнными стаканами, созданными скульптором Мухиной, которая по совместительству была автором монумента «Рабочий и колхозница», стояли невероятной красоты хрустальные бокалы, а рядом с бальными туфельками горбились сапоги.
Девушка пристально рассматривала сапоги. Увы, прогресс проник и сюда. Сапог, которые она любила, не было, а стояли новомодные из какой-то синтетики. Наконец, она нашла хромовые сапоги. Продавец, натуральная французская королева на низком стульчике, в пышной юбке и парике, а-ля Пугачёва, проворковала:
- Бери! Дёшево, если с нагрузкой.
- Это сколько? - делая безразличное лицо, чтобы сбить цену, спросила девушка.
Королева рынка почему-то нервно хихикнула, расправила свою плиссированную юбку, невесть откуда добытую.
- Если с панамой, то триста, - с этими словами она выудила из баула «мечта оккупанта» красную панаму, гибрид эсэсовской каски и зонтика, и отшатнулась, увидев выражение лица покупательницы.


+
-
6
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться

сергей шавкунов [09.04.2013]
Занимательно и оригинально
Долинова Анна [09.04.2013]
Шикарное произведение. Полное шуток позитива и напряженных моментов. Автору удалось еще раз доказать что она безумно талантлива. Еще пиши. Жаждем новых произведений +10
Чернев Дмитрий [11.06.2013]
Очень понравилось. Переход из мира в мир бы поярче, поподробнее