Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Потапов Владимир Александрович

Псина


       Бомж Сашка устроился работать дворником на автомобильную стоянку.
Вообще- то, к своим  пятидесяти годам пора уж было быть ему Александром Васильевичем. Но как повелось с молодости – Шурик, Санек, Сашка – так и приклеилось. Он не обижался. Да ему и самому  было бы дико обращение: Александр Васильевич. Вроде ругательства…

      Директор Владимир Александрович, молодой симпатичный парень, водил его по стоянке, показывал фронт работ.
      -Ямы постоянно засыпай дресвой… Кусты вырубить… Траву у забора скосить – коса у тебя в подсобке. Листья, бумажки, мусор – все в бак… Рабочий день – с девяти до пяти вечера…  Да, вот еще, - они подошли к вольеру. – Здесь у нас собака… Охранники ночью выпускают. Повыбрасывай у нее все: одеяла какие- то там…половики… Блох только разводить…
      -Кормить ее чем? М н е  кормить? – хмуро спросил Сашка. Работы оказалось больше, чем он думал.
      -Пить ей наливай. А жрет- кто что принесет… Безпонтовая собака.… Ко всем, сучка, ластится. Лишь бы пожрать…
      -Сам ты «сучка»,- так же угрюмо подумал Сашка. – Тебе жрать не давай – перед всеми хвостом завертишь.- Сашка и сам часто жил впроголодь. – Мне ей нечя притаскивать,- сказал он вслух.
     Директор недоуменно посмотрел на него.
     -Ты- то при чем?.. Клиенты таскают да сторожа…  Да скоро избавимся от нее. Щенки подрастут на другой стоянке – сюда притащим. Безпонтовая собака, - повторил он.
      «Безпонтовая» собака вылезла из будки и оказалось метиской размером с овчарку. Кудрявая шерсть, бородка, уши, глаза – все говорило о родстве с эрдельтерьерами. Ну, и прочими мастями. 
      -Так она ж пузатая,- присмотрелся к ней Сашка.                                                                                          
      -…!- выругался Владимир Александрович. – Опять! Когда успела… Ну, да ладно… - и пошел дальше. Сашка поплелся за ним. Собака преданно смотрела им вслед и виляла хвостом.

       …Приемщица машин Людмила, молодящаяся блондинка с фрагментами былой красоты  выдала ему из тумбочки пару пакетов с китайской лапшой.
       -Санек, ты только специи из них выбрось да кипятка побольше влей. Хлеба накроши…
       -Разберусь, - буркнул Сашка, забирая лапшу. – Воду- то где брать?
       -А на рынке, на рынке… Бутылочки в руки – и на рынок, - ответила Людмила.
       -Разберусь, - повторил Сашка и поплелся в свою бендежку.
      Плитка, старый- престарый холодильник, табурет, порванный топчан, стол, три грязных алюминиевых чашки с ложками, консервная банка, полная окурков… Пыль такая, что сквозь стекло видны лишь силуэты.
      -Нормально…  Жить можно…
      Сашка сходил за водой, вымыл посуду и протер ее газетой. Пока заваривалась лапша, он выбрал из банки окурок подлиннее и закурил, развалившись на топчане.
      …Откровенно говоря, бомжем Сашка никогда и не был. Он был прописан у жены, которую не видел уже больше трех лет. У него были дети, дочь и сын, которых он не видел столько же. И на работу он периодически устраивался. А когда не было работы, то собирал жестяные банки, картон, макулатуру, стеклотару.
      Жил же Сашка - когда где придется. То сойдется с кем- нибудь, то на чердаках, то на заброшенных дачах, но это летом. Зимой опасался, что заметят по дыму, покалечат еще чего доброго. Народ лютый стал, натерпелся всякого беспредела, на бродягах с удовольствием отрывается. Зимой,  коли уж совсем безнадега была, то лез в теплотрассы.
      Все перепробовал Сашка к своим пятидесяти.  А начиналась жизнь как- то складно, удачно…
      Отслужил в армии, устроился сварщиком на стройку, закончил заочно техникум.  В 24 года женился по любви  на малярше Свете, работающей в одной с ним бригаде. Через год получили 2-хкомнатную квартиру.  Детишки народились.
      Жили не бедно. Сашка, хоть и был сварщиком средней руки, но зарабатывал достаточно, в основном по калымам…  Почти не пил.
      А потом случилось…  Враз…
      Младшенькая, Наташка, пошла в восьмой класс. Что- то не получалось у нее по геометрии. Она склонилась над учебником, кусала губы с досады, потом расплакалась.
      Сашка, читавший рядом в кресле газету, решил помочь.
      -Натка, давай я попробую…  Когда- то я силен был в геометрии.
      -Да пошел ты! – вдруг злобно огрызнулась дочь, блеснув диковато заплаканными глазами. И такая ненависть промелькнула в этом взгляде, что Сашка опешил и… испугался! А добила его жена. Не отрываясь от телевизора, она поддержала дочь: - Отстань от нее… дай уроки доделать…
      И именно в этот момент он понял – его не любят. Самые родные, самые близкие, самые любимые, за кого он отдал бы все – не любят! Не умом – сердцем понял.
      Встал, вышел на кухню. Достал из холодильника начатую бутылку водки, налил в стакан. Пальцы дрожали. И, почему- то,  дрожала левая нога. Подождал немного – и опрокинул в себя водку. Запил из- под крана. Открыл форточку и закурил.
       Он не умел жить без любви.

      …С этого дня его никто и никогда не видел трезвым. Он никогда не ругался, не дебоширил, не напивался до скотского состояния. Просто потихоньку пил и пил. И жил… Потихоньку…
      Оказалось, и это ни сколько не радует и не печалит домашних. Он, почему- то, оказался им безразличен. И он не знал – почему. Он по- прежнему любил их, как любит собака хозяина, как маленькие дети маму- папу… то есть ни за что… просто так… просто любил…  А его, оказывается, уже нет… если вообще любили…
       …Года через три после этого случая он ушел из дома. Отписал свою долю жилья детям. Попросил Светлану не выписывать его пока. «Посадить ведь могут… Обоснуюсь где- нибудь, потом…» Что «потом» -он не знал. Светлана кивала головой и молчала. Взял кое -какие шмотки, документы. Постоял в прихожей, потом  все -таки спросил:
       -Свет, как же так?.. Что случилось с нами- то, а?..
       В глаза смотреть не мог, уставился на обувную полку и так и смотрел.
       -Ничего, Саша, ничего, все нормально…- та тоже смотрела в сторону. – Не спейся только…нечего спиваться…
       …Он ушел. Ему страшно стало жить в пустоте, отдавая неведомо куда свою любовь.

       …Окурок обжег пальцы. Матюгнувшись, Сашка поднялся. Ополовинил чашку, добавил жир и специи. Пообедал. Пересыпал вторую половину в собачью миску, добавил сухарей, кипятка из чайника, размешал, потрогал пальцем. Нормалек! Айда кормить…
      Собака Ладка, увидев Сашку с родной миской, радостно заскулила, запрыгала по вольеру.
      -Тихо ты, тихо, опрокинешь!- одернул ее Сашка. – На, лопай!
      Собака уткнулась в чашку, не переставая крутить хвостом. Сашка присел рядом. Потом, неожиданно для себя, осторожно погладил собаку.

  • 1
  • 2

+
-
0
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться