Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Сухарев Юрий Михайлович

ОСУЖДЕННЫЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ (ОТДЕЛЕНИЕ № 6 ЛАГЕРЯ 476

   Если визуализировать последний этап репатриации пленных, то получится такая картинка. Замечательный германский пейзаж. Паровоз со свистом тянет состав. К окнам  вагонов-теплушек прильнули десятки мужчин. У них обветренные суровые лица, но счастливые глаза. У многих текут слезы. С насыпи им приветственно машут руками полногрудые, заждавшиеся фройлин в национальных костюмах. Родина…DieHeimat… На этом месте, под сопровождение бравурной музыки, должна появиться надпись «Конец фильма».

            Но фильм не кончается. Новый кадр. Все те же бараки. Еще менее приветливая охрана. Еще более злые собаки. Еще выше забор. Все тот же разноязычный контингент.

            Это военные преступники.  Они  бесчисленное количество раз прибавляют к своему возрасту цифру 25. У  некоторых генералов зашкаливает – так долго не живут. Кстати, нигде  не нашел указания, засчитывали суды срок, который отбыли пленные в лагерях до вынесения приговора, или нет.

            Оставим пока военных преступников за их невеселым занятием, а сами попробуем разобраться в истории появления таких лагерей.

            До начала Второй мировой войны и в ходе ее  германский фашизм и его приспешники совершили многочисленные преступления. Это факт установленный. Достаточно привести такие названия, как Бухенвальд, Саласпилс, Бабий Яр. Решение о наказании военных преступников принимались странами антигитлеровского блока задолго до окончания войны. Первым таким документом была  Московская декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства от 30 октября 1943 года (подписанная  СССР, США и Великобританией). Сразу после окончания войны был разработан Устав и  сформирован многонациональный Международный Военный Трибунал в Нюрнберге, для суда над главными обвиняемыми, преступления  которых не были связаны с определенным географическим  местом. Процесс проходил с 20.11.1945г по 1.10.1946г. К ответственности были привлечены высшие военные и государственные деятели фашистской Германии, в т.ч. Г.Геринг, В.Кейтель, Э. Кальтенбруннер, Г.Крупп и др. 12 человек были приговорены к смертной казни, 7 – к длительному или пожизненному заключению. Были признанны преступными: руководящий состав Национал-социалистической партии, охранные отряды этой партии (СС), служба безопасности (СД), государственная тайная полиция (гестапо).[106]

            Более того, в приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге правовые нормы конкретизировали временные рамки пребывания в преступной организации, влекущие ответственность.  В частности, в постановлении об ответственности членов СС говорилось, что “настоящее решение основывается на участии этой организации в военных преступлениях и преступлениях против человечности, связанных с войной; эта группа, признаваемая преступной, не включает поэтому лиц, которые перестали быть членами организаций, перечисленных в предыдущем параграфе, до 1 сентября 1939 г.”.

Помимо юрисдикции Международного военного трибунала в Уставе были определены общие принципы уголовного преследования военных преступников: исполнение преступного приказа не освобождает от ответственности; участие в организации, признанной преступной, влечет ответственность; осуждение военных преступников возможно в отсутствие обвиняемых. [149]

Поэтому странно читать текст, в котором известный историк сокрушается: «Со второй половины 1945 г. вплоть до конца 1949 г. многие военнопленные гитлеровского блока привлекались к уголовной ответственности по формальному признаку, то есть лишь за одну принадлежность к СС, СД и т. п.» [21].

В Советском Союзе составы военных преступлений и наказания за них были  определены в Указе Президиума Верховного Совета СССР “О мерах  наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и  истязаниях советского гражданского населения и пленных  красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских  граждан и для их пособников” от 19 апреля 1943 г. Согласно ст. 1  «немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличенные в совершении убийств и истязании гражданского  населения и пленных красноармейцев”, карались смертной казнью через повешение. В качестве другой меры наказания предусматривались каторжные работы сроком от 15 до 20 лет. Большая часть приговоров в судебных процессах   по делам военнопленных была вынесена на основании именно этого указа. Современные юристы, например [149], подчеркивают, что в Указе, в качестве субъекта преступления, применена не правовая, а морально-оценочная категория – «фашистский злодей». Думаю, что юристы того времени, проблемы здесь не видели. Ведь преступниками считались не абстрактные злодеи, а «уличенные в совершении убийств и истязании гражданского  населения и пленных красноармейцев». Убийство и истязание – категория, правом изученная.

Военнопленные подлежали юрисдикции военных трибуналов - специальных судов, действовавших в Вооруженных Силах СССР. Большая часть судебных процессов по делам военнопленных проводилась военными трибуналами войск МВД, просуществовавшими до 1953 г. Отличительной чертой этих судебных органов был, как правило, закрытый характер проводимых процессов (за исключением показательных) и упрощенная процедура судопроизводства (отсутствие адвокатов, права на обжалование приговора и т. д.). В особо важных случаях дела военнопленных  рассматривались в Особых совещаниях при министрах государственной безопасности или внутренних дел, а также Военной Коллегией Верховного Суда СССР. Военная Коллегия в порядке судебного надзора могла изменять приговоры военных трибуналов. Как правило, в таких случаях мера пресечения ужесточалась.

Оперативные органы УПВИ НКВД занимались подготовкой показательных открытых судебных процессов. Первые из них прошли в Мариуполе и Кракове, 81 из 126 подсудимых были приговорены к смертной казни и большинство из них были публично казнены.

По поручению ЦК партии в ноябре 1945 г. Опеpупpавление pазвеpнуло работу по сбору материала для проведения открытых судебных процессов над бывшими военнослужащими германской армии и немецких карательных органов, изобличенных в зверствах на советской теppитоpии.  Предполагалось провести судебные заседания в декабре 1945 - январе 1946 г. в 7 городах: Смоленске, Ленинграде, Николаеве, Минске, Киеве, Риге и Великих Луках. На процессах были осуждены 84 человека, из них 18 генералов. Пpиговаpивались, как правило, или к 25 годам катоpжных работ, или к высшей мере наказания. Пpиговоpенные к смертной казни были публично повешены. [6]

            В сентябре 1947 г. Совет Министров СССР принял постановление о проведении судебных процессов над бывшими военнослужащими вражеских армий. Проект постановления, так же как и сами процессы, готовило УПВИ. Всего в конце 1947 г. было проведено 9 открытых судебных процессов в Бобруйске, Сталине, Севастополе, Чернигове, Полтаве, Витебске, Кишиневе, Новгороде и Гомеле. В этих городах от рук немецко-фашистских захватчиков погибли тысячи мирных жителей. Так, в Крыму было замучено и убито фашистами свыше 86 тыс. граждан, в том числе женщин, стариков и детей, а также более 47 тыс. советских военнопленных. В Керчи генерал-полковник Еннеке применил газ к жителям, прятавшимся в шахтах и пещерах.

Перед судом предстали 143 человека, из них 23 генерала, 138 были осуждены. Принципы отбора обвиняемых и методы судопроизводства были те же, что и в предыдущих открытых процессах. Разыскивались военнопленные, служившие в определенной воинской части (в 17-й немецкой армии под командованием генерала Еннеке - для процесса в Севастополе, дивизии СС "Мертвая голова" - для процесса в Полтаве и др.), разыскивались свидетели фашистских злодеяний. Следствие не ставило своей целью доказать конкретную вину каждого обвиняемого, достаточно было соучастия в преступной организации. [6]

Повторюсь, такой подход соответствовал решениям Нюрнбергского трибунала.

Следует сказать, что 26 мая 1947 г. в СССР отменена смертная казнь. Она заменяется лишением свободы на срок до 25 лет. Это положение просуществовало до 12 января 1950 года, когда Президиум Верховного Совета СССР издает Указ о применении смертной казни к изменникам Родины, шпионам, подрывникам-диверсантам.   В 1954 г.в перечень статей, санкционирующих смертную казнь, включены такие преступления, как умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, бандитизм и т.п., по 33 статьям Уголовного кодекса РСФСР. А ведь именно  в этот период (1947- 1950гг), было осуждено большее количество пленных. И у многих из них по Указу-43 высшая мера была на лбу написана. Думаю, что отмена смертной казни именно на этот временной отрезок была актом гуманизма по отношению, прежде всего, к пленным захватчикам.

К 1947 г. произошел окончательный раскол Европы на сферы влияния. Одним из инструментов политической борьбы был и вопрос о военнопленных. В апреле 1947 г. в Москве состоялась конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, на которой было принято решение о репатриации немецких военнопленных до 31 декабря 1948 г.

Между тем, к этому времени репатриация производилась уже в значительных  объемах. Большей частью ей был охвачен ослабленный, больной, нетрудоспособный контингент. В январе 1948 г. в Москве состоялось всесоюзное совещание руководящих работников министерств и управлений органов внутренних дел, а также руководства лагерей для военнопленных. Выступивший на этом совещании министр внутренних дел С.Н. Круглов в ряду важнейших задач своего ведомства поставил выявление нацистских преступников в лагерях МВД для военнопленных, с тем, чтобы они не ускользнули от органов МВД во время репатриации. По мере проведения этой операции военных преступников предписывалось задерживать, не выпуская за пределы Советского Союза, и судить. [75]

Страшнейший социальный конфликт – война. Она имеет несколько фаз. Чем ужасней по последствиям и продолжительней предыдущие, тем значимее финальная фаза. Если народ страны потерял миллионы беззащитных женщин и детей, то это значит, что среди захватчиков были как минимум десятки тысяч виновных в этом. Где они? Естественно, они среди миллионов  взятых в плен. Сколько выявлено и осуждено из них? Два десятка в Нюрнберге, несколько сотен в России. Это мало походило на торжество правосудия и руководство страны это понимало.

 В результате мер по фильтрации военнопленных и их уголовному преследованию по состоянию на февраль 1950 г. в СССР было оставлено 13 515 осужденных и подследственных военнопленных. В дальнейшем их количество возрастало в основном за счет осужденных советскими военными трибуналами и интернированных в СССР из стран Восточной Европы иностранных граждан. По состоянию на 01.07.1953 г. в СССР насчитывалось 19 118 иностранных граждан, осужденных в нашей стране за воинские преступления. Среди них было 17 528 военнопленных и 1590 интернированных [75]. По официальным данным Министерства внутренних дел СССР на 20 февраля 1955 года (после проведенной в 1953г. частичной репатриации) в местах заключения в СССР содержалось 15881 иностранных граждан, из них: 8701 бывший военнопленный и 7180 гражданских лиц [21].

Зарубежные радиостанции,  ранее формировавшие менталитет советской «образованщины» и в связи с этим имеющие имидж правозащитных, сейчас озаботились судьбой военных преступников. Ранее они скорбели о жертвах холокоста, сейчас горюют еще и о военных преступниках, энтузиастах этого холокоста. Ефим Шуман, «Немецкая волна», сообщает: «Трибуналы и тройки «особых совещаний» по конвейеру штамповали соответствующие приговоры десяткам тысяч пленных: осуждён за военные преступления на 25 лет заключения, осуждён за военные преступления на 25 лет заключения, осуждён...». Приведенные выше цифры показывают, что количество осужденных менее  20 тысяч, т.е. «десятки тысяч» - авторское преувеличение, сделанное в каких-то целях. Далее: «В советских лагерях пленным начали в срочном порядке штамповать приговоры за якобы совершённые ими военные преступления. В огромном большинстве случаев можно смело говорить «якобы совершённые», потому что если бы такие преступления действительно совершались, за них судили бы не в 49–м году, а в 45–м или раньше». [148а] Странное заявление. Понятно, что фашистские изверги не торопились попасть на скамью подсудимых и всячески маскировались. Их изобличение производилось путем  сложной оперативной работы. Те же американцы после окончания Нюрнбергского процесса с 1946 по 1949г провели 12 т.н. малых Нюрнбергских процессов, по которым проходило 185 обвиняемых. И это только в этом городе, который находился в их зоне оккупации. Спросить бы Ефиму Шуману у американцев, почему они не сделали это в 1945г. Конечно, янки привлекли меньше военных преступников, чем СССР. Но ведь немцы не сожги ни одной американской деревни, не разрушили ни одного американского города.

Работа по выявлению среди военнопленных участников зверств и злодеяний активно проводилась и на территории Свердловской области, для чего были созданы постоянные следственные группы. В результате их работы были привлечены к уголовной ответственности и осуждены судом военного трибунала войск МВД УралВО 1 126 человек. Кроме того, в соответствии со ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г., а также ст. 17 УК РСФСР (1926) в Свердловской области были привлечены к ответственности 368 военнопленных, служивших в годы войны в карательных частях германской армии, хотя их преступная деятельность полностью разоблачена не была [75].

А.Смыкалин приводит описание некоторых уголовных дел, рассмотренных трибуналом УрВО. Далее будет цитата из его работы. «Дело N 948/1061 отражает следствие по преступлениям 24 человек, совершенным в Крыму. Возглавляли их бывший начальник военно-полевой комендатуры г.Симферополя полковник Каспар Эбмайер и его заместители майоры Криммель и Замбергер. В течении всего периода оккупации Крыма, с ноября 1941-го по апрель 1944-го, эта комендатура в тесном контакте с гестапо и СД осуществляла режим жесточайшего террора и насилия над мирным населением. В массовых расстрелах непосредственное участие принимали военнопленные Келлер, Еккель, Рибольд Хайбек и другие. По прямым приказам полковника Эмбайера его подчиненные убили несколько сотен, а около 8 тыс. человек были угнаны в Германию.

Весной 1944 года, чувствуя приближение разгрома, Эмбайер приобрел фальшивые документы, с которыми пытался скрыться под видом гражданского обывателя. Советская контрразведка задержала его в Дрездене и этапировала в Свердловск, где по приговору трибунала войск МВД Уральского округа его расстреляли. Подручные палача остались отбывать длительное наказание в лагерях области.

Два следственных дела N 2757 и 2665 рассказывают о злодеяниях 65 военнослужащих 8-й кавалерийской дивизии "Флориан Гайер" войск СС. Это соединение использовалось для уничтожения мирного советского населения Белоруссии, России, Украины. Обвиняемый М.Гегеман лично расстрелял 35 человек.В ходе одной из карательных операций сентября 1942 года обвиняемый Э.Рамади запер в сарае 50 жителей деревни Касиля Смоленской области и забросал их ручными гранатами, в живых не осталось никого. В этих операциях Ш.Мюллер лично расстрелял 20 человек. Их подельники К.Кросс и И.Нойкам, кроме аналогичных преступлений на территории СССР, участвовали в массовых операциях по уничтожению мирного населения в Польше и Чехословакии. В 1943 году, когда дивизию отправили в Польшу на отдых и переформирование, Кросс лично уничтожил более ста узников лагеря Майданек». [104]



+
-
1
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться