Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Сухарев Юрий Михайлович

РЕФТИНСКИЙ КРАЙ ДО 1967 ГОДА (ХРОНОЛОГИЯ ЗАСЕЛЕНИЯ

                                                                                          I

Рассматривая историю заселения земель в черте нынешнего посёлка Рефтинского, мы не будем придерживаться при этом строгих административных границ. Границы эти гораздо уже современного  «ареала» моих земляков, не вмещают зону их жизнедеятельности. Будем мы говорить и о ближних к рассматриваемой территории поселениях, в той мере, в которой они оказали влияние на её освоение.

Начнём с сотворения мира. Не больше, не меньше. Нет ли следов древнего человека в наших местах?  Скажем осторожно: пока не найдено. Ещё аккуратнее: автору о них не известно. Однако  30 - 100 километрами южнее, западне и восточнее таких находок очень много. Вблизи Нижнего Тагила  обнаружены орудия труда эпохи палеолита. Известно Аятское погребение времён неолита (недалеко от Екатеринбурга). Найдены стоянки человека бронзового века у озёр Исетского, Шарташа, Таватуя. Каменогородское городище на р. Синаре, Палкинское городище – это уже поселения людей, лишь несколько тысяч лет недожавших до нашей эры. [26]

            Ещё ближе к нам, найденные в пещерах и гротах, следы стоянок древнего человека по левому и правому берегам Пышмы, в том числе - в Сухом Логу. На востоке, у Ирбитского озера, археологи в 19 веке откопали тысячи древних вещей, в том числе керамических и медных. Озеро обследовал в 1889 году Д.Н. Мамин-Сибиряк и за короткое время обнаружил несколько кремней и черепков. Рядом с деревней Малый Таушкан выявлены признаки городища с укреплениями, относящегося к эпохам раннего железа – бронзового века. Крестьянин деревни нашёл бронзовый кинжал на своём огороде. Сейчас это холодное оружие – в областном краеведческом музее. У озера Куртугуз в 1950 – 1980 гг. археологи открыли более сорока памятников, в том числе захоронения древних обитателей.[5]

            Таким образом, древние люди, занимавшиеся охотой и рыбалкой, присутствовали по периметру Рефтинского края, и в большом количестве. Несомненно, не обходили стороной они и наши места. Однако следов их обитания пока не выявлено.

            В X– XIIIвеках лесная полоса Урала, к которой относится и наш край, с севера до Пышмы, находилась под влиянием юдинской культуры. Её носителями были предки нынешних манси, или, как их называли раньше – вогулы. Оказывали воздействие на территорию и сибирские татары, главные центры которых находились по Тоболу и Иртышу. Об их влиянии говорит топонимика.  Названия Алынай, Буланаш имеют тюркское происхождение.

            Ясачная книга 1626 указывает следующие места проживания коренного населения в южной части Верхотурского уезда. Туринские вогуличи  (51 человек) жили в трёх юртах: на реке Салде, в устье Тагила и выше по Тагилу. К югу, по правому притоку Тагила Мугаю и Нейве находились невьянские остяки и  мугайские вогулы – 14 человек. Между устьев северной Салды и Тагила обитали тагильские вогуличи в количестве 25 человек. При озере Аятском  и на другой Салде, правом притоке Тагила, проживали «Конбагашева сотня Брилина», из которых одна юрта, на Салде, была населена вогуличами, а другая, на Аяте – татарами и остяками, всего 43 человека. Женщин и детей в подсчёт не включали. [8]

            Странной категорией народонаселения  являлись пышминские татары. Они не фиксировались ясачными книгами, переписями населения XVIIи начала XVIIIвека, но проявлялись во время бунтов кочевников. Следов их  проживания мало. В Указной памяти на основание  Камышевской  слободы 1666 года приказчику Семёну Будакову  и документе о межевании Калиновской слободы 1773 г. говорится о татарских угодьях и могильниках. Чертёжная книга Сибири С.У.Ремезова показывает юрты Конарски(е) в верховьях реки Кунары.  Учитывая это, а также присутствие тюркских топонимов на восточной окраине Рефтинских земель, можно уверено предположить, что эта территория входила в зону влияния сибирских татар.

 

II

 

             XVIвек – начало заселения русскими Среднего Урала. В 1598 году основан город Верхотурье. Постепенно, двигаясь с севера, заселяются земли южнее. Невьянский Богоявленский мужской монастырь, учреждённый в 1621 г., к середине столетия начинает двигать свои границы на юг.

В Невьянском Богоявленском монастыре был пострижен в монашество и наречен именем Далмат  Дмитрий Иванович Мокринский, основатель Далматовской обители, «Исетской пустыни в новой Сибири, под калмыцкой степью, находящеюся от Сибирских городов в четырех днищах». В 1644 г. он, с целью «удалиться от почести, ему предлагаемой» тайно ушел из Невьянского монастыря с иконою Успения Божьей Матери (впоследствии почитаемой, как чудотворная) и  поселился в пещере на берегу Исети, на землях сибирских татар, став первопроходцем, строителем монастыря и  христианским просветителем этого края     

 По следам преподобного старца стало продвигаться и крестьянство, движимое Невьянским монастырём, - заселять пригодные земли В 1650 году на высоком берегу Бобровки основана заимка, которая уже к 1659 г. получила статус села и название по церкви – Покровское.  [10]

            В 7166 году по церковному летоисчислению (в1657/58  г. по гражданскому) «по указу великого государя велено диким местом в степи на реке Пышме землями и сенными покосами владеть Невьянского монастыря строителю старцу Давиду с братией». [4]  Это дало начало заселению Сухоложья. Сама монастырская заимка возникла в период до 1662 г., ибо в этот год она уже подверглась нападению кочевников.

            В древних документах второй половины XVIIвека уже фигурирует название реки Рефт в форме «Ревут» и «Ревутинка».[24, 5]

            Из переписи 1679 г. также следует, что во второй половине XVIIвека часть земель бассейна реки Рефт  находилась в хозяйственном обороте и даже являлась предметом имущественных споров между государством и Тобольской епархией. Решением Вехотурского воеводы Федора Хрущова от 1674 г., без указа Великого Государя, Сибирскому митрополиту были отданы земли «от башкирского броду вверх по Пышме реке до речки Ревутинки и по другую сторону той речки восмь верст, а поперек от Пышмы реки до Куртугуза озера четыре версты, да от Пышмы ж реки до вершины Шаты и Ревутинки речек по три версты».

            Как мы видим, к этому времени главная река нашего края уже имеет название. В 1670 году приказчик Арамашеской слободы Илья Будаков писал на Верхотурье в челобитье: «И ныне сказывают многие люди: от Арамашевы слободы за днище вверх по Пышме реке на дороге Катайской, что ездят из Арамашевы слободы, на усть Ревуту речки, что падет в Пышму реку, есть де пахотные земли». [24]

Ревут –  старославянское слово, означает «ревущий». Скоро слово трансформировалось в Ревт. Чуть позднее имя реки нанесли на карты как Рефт, из-за фонетической неразличимости звукосочетаний «евт» и «ефт».

Следует различать административную принадлежность  территории и право владения землями.  В середине XVIIвека территория бассейна реки Рефт, а также и южные Пышминские земли, административно входили в  Верхотурский  уезд Тобольского разряда (с 1708г – Сибирской губернии). В 1710г поселения по Пышме, в т.ч. Новопышминская слобода, вместе с ближней к нам д. Ирбитской (ныне – Алтынай), были переписаны в составе Тобольского уезда Сибирской губернии.

Перепись Тобольского уезда 1710 г.  показывает, что в Новопышминской слободе (включавшей в себя территорию нынешнего Сухоложья), у устья Ревута речки возникли деревни Брусянская (48 дворов) и Рудакова (32 двора). Имя последней через некоторое время преобразовалось в Рудянскую. А километрами десятью выше устья – деревня Ирбицкая на 12 дворов (позднее Ирбитские Вершины, ныне п. Алтынай). Эти три деревни, позднее – сёла, наравне с с. Покровским, сделали вклад в освоение территории, ныне относящейся к посёлку Рефтинскому.

Заселение русскими юга Верхотурского уезда сильно сдерживалось набегами кочевников. Автор не может обойти стороной историю первого башкирского бунта, который начался в 1662 г. и продолжался на Урале до 1668 г. Дело в том, что  важные  и драматичные эпизоды этого восстания происходили по периметру Рефтинского края.

 6 августа 1662 г. в Тобольские и Верхотурские слободы стали поступать сообщения о том, что Катайский острог, Далматов монастырь, Пышинская деревня Невьянского монастыря и еще несколько слобод кочевники разорили, «а также немало людей побили и скот отогнали и дворы выжгли», а башкирцы, черемисы и приезжие татары стоят де под Катайском неотступно, а иные, ездя по слободам, воюют.

Туринскому воеводе 23 августа отправлена депеша, в которой, в частности, сообщалось о важной победе. Строитель Невьянского монастыря старец Давид сделал то, что не удавалось военным. «Побил в походе воровских татар человек с двести; а под Катайским острогом побили воровских татар на приступе человек 50». Очевидно, что бои эти проходили в степях между Пышмой и Исетью. Возможно, Давид пытался отбить пленённых монастырских людей. Между тем, оставшиеся живыми крестьяне монастырской деревни на Пышме  Кирлко Федоров да Олешка Матвеев прибежали в Белослудскую слободу (вблизи Ирбита) и сказывали, что приезжали к ним калмыцкие воинские люди, и деревню их де повоевали, и дворы выжгли, и людей посекли и скот побили.

Победа Давидова,  вероятно, случилась сразу же по разорению кочевниками его Пышминской вотчины (до 6 августа), потому что 16 августа он занимался уже другим – докладывал в Невьянский острог приказчику Семёну Пелымскому о результатах допроса  пойманных в Арамашево аятских вогуличей Васки Илтюкова и Ахматайки, с жёнами и детьми. Те дали признательные показания, и сообщили, в частности, что бунтовщики поставили по речке Бобровке караул из 7 человек, который возглавляет известный Туринский татарин Безпелдюк. По ходу допроса и переписки выясняется, что нападения были и на с. Покровское, и на с. Глинское.



+
-
1
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться