Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Сухарев Юрий Михайлович

ОСНОВАНИЕ НОВОПЫШМИНСКОЙ СЛОБОДЫ (Хронология, посе

            Новопышминская слобода, старейшее административно-территориальное образование в верхнем течении Пышмы, не обделена вниманием историков и краеведов. В XIX веке   Шишонко и Дмитриев  представили читателю  некоторые  древние акты, относящихся к обстоятельствам её заселения.  В наше время различные аспекты истории слободы рассматривали такие исследователи, как  Мосин, Коновалов Ю.В.  Их выводы и умозаключения научны, базируются на архивных документах.

            На основе собственных длительных изысканий,  журналист и краевед Афанасьев написал историю Сухоложья, приемника Новопышминской слободы. Это интересная, обстоятельная, профессиональная работа.  Она опубликована в издании «Сухоложье.Неизвестные страницы» (Сухой Лог:2004), а также  в сборнике «Врачующий пояс Рифея: культурно-исторические очерки». Екатеринбург («Сократ»,2004).

            Земляки должны быть благодарны этому, недавно ушедшему от нас, писателю. Он представил историю края как целостную, основанную на документально подтверждённых фактах.

            При таком углубленном изучении и  подробном изложении темы, остались ли ещё вопросы? Остались. Много. Причём – существенные.  Они  присутствуют и в публикациях перечисленных выше уважаемых авторов. Это – хронология появления и исчезновения населённых пунктов на территории слободы, места их расположения, межевые грани. Зачастую,   автор отвечает на одни   вопросы, но ставят другие, уже  нашедшие своё решение в работах иных исследователей.

            Проблема, на мой взгляд, в том, что имеющиеся в разных публикациях достоверные  сведения плохо консолидированы. В  настоящей работе автор, используя доступные источники, пытается  обозначить существенные  вопросы истории Новопышминской слободы, показать степень их «решённости»  и обосновать это.

1.      О времени основания поселения Невьянского Богоявленского монастыря на Пышме.

Известно, что «пионером» освоения земель в верховьях Пышмы выступил Невьянский Спасо-Богоявленский монастырь. В 7165 г. (1657 -1658 гг. от Р.Х.) царским указом обитель получила  право владеть землями  по Пышме. Отвод был не конкретный и давал возможность широчайшего выбора. Это и хорошо, и плохо. Если межи не закреплены документом, значит выбранную территорию нужно «застолбить» на местности, обозначить присутствие собственника (если даже не хватает ресурсов на освоение) да и приглядывать за ней. Исходя от этого, можно было бы согласиться с мнением Мосина А.Г. [6, с.471], который относит основание монастырской деревни к 7165 г., т.е. к году получения данной на земли.

Однако, внутреннее убеждение к делу не подошьёшь. Учтем и тот факт, что в переписи Верхотурского уезда 1659 года Пышминская заимка не названа.  Пока первые документированные упоминания о этом поселении Невьянского монастыря относятся к 1662 году, к событиям Первого Башкирского бунта. Вот эти свидетельства:

Стряпчий Туринского острога Трегубов был извещён 23 августа 1662 г. Мурзой  Выходцевым, приказчиком Чюбаровской слободы: «Невьянского монастыря строитель Давид-старец побил в походе воровских татар человек с 200…». Из  дальнейшей переписки становится понятной причина активности  боевитого монаха.  Этим же летом Трегубов получил известие от  приказчика  Невьянской слободы князя Семёна Пелымского  о нападении воровских людей на Мурзинскую слободу, Монастырскую деревню, что на Пышме, деревню Глинку и село Покровское. [9, с.678-679]

Тот же Выходцев – Трегубову: « И в нынешнем во 170 году, августа в разные числа, изменники /…/ Павловы пустыни, и на Утке реке слободы, и Катайский острог, и Далматов монастырь, и на Пышме новую Ощепкову слободу, и Салухи Пястелеву слободу и Невьянского монастыря на Пышме реке воевали, людей побили и скот отогнали и дворы выжгли…».[9, с.685]

В тот же год, С.Пелымский – Трегубову: «Да писал ко мне с Ирбити Моисей Литвинов, а к нему де писал с Белые Слуды Федор Каменский: прибежали де к нему Федору в Белослуцкую слободу выходцы русские люди, Невьянского монастыря крестьяне с верх Пышмы Кирилко Федоров да Олешка Матвеев, а сказывают де, приехали де к ним в деревню Калмытцкие воинские люди, и деревню де их повоевали, и дворы выжгли и людей посекли и скот побили…».[9, с. 687]

По крайней мере, один из спасшихся крестьян в 1659 г. был  учтен переписью в монастырском селе Покровском, как бобыль. «Двор. А в нем живет бобыль Олешка Матфеев сын Чердынец, женат. А детей у него нет. <…> А живет он за манастырем со 154-го году» [4].

Таким образом, временной интервал, в пределах которого образовалась заимка НБМ на Пышме, находится между 1657 и 1662 гг. Но, учитывая, что перепись 1659 г. не «увидела» это поселение, в указанном диапазоне период 1659 – 1662 гг. является более вероятным.

Следует обратить внимание и на указание Шишонко В.  Перечисляя события 1660 г. он пишет: «Основана слобода Новопышминская». Сразу хочется отбросить информацию, как заведомо ошибочную. Но может быть речь идёт о первом поселении на территории будущей Новопышминской слободы, о той самой монастырской деревне? Год этот  (1660) находится в середине вероятностного интервала. Автор даёт и ссылку – «Дополнен. к Акт. Историч. т. IV№ 84». [9. с.639]

 

2.О составе и местоположении Пышминских поселений Невьянского монастыря.

Фигурировавшая в документах, как монастырская деревня (заимка, пустошь), в переписных и отдаточных книгах 1703 и1704 гг. вдруг обнаружила в себе четыре населённых пункта. Это деревни Кекурская, Мельнишная, Кашина, Глухово [1].

Первая – непосредственно у устья  Кунары, вторая – на расстоянии километра выше по этому же пышминскому притоку. Остальные поселения также по Кунаре. До Кашиной, пожалуй, от устья километров семь. Самая удалённая - деревня Глухово. Сегодня это пригород  Богдановича.

Приведённые выше топонимы появились в Верхотурских актах только после передачи  крестьян Невьянского монастыря  заводам Никиты Демидова. Нет их и на  чертеже Сибири Семёна Ремезова, составленном в 1699 – 1700 гг.[8].

  Динамика изменения количества крестьянских (бобыльских, здесь и далее в т.ч.) дворов говорит о том, что эти деревни (или большинство из них) вероятно и ранее  входили в состав Невьянской заимки, как составные и безымянные её части. По переписи 1679 г. здесь 19 крестьянских дворов, по переписи 1704 г – 24 [1]. Не велика разница.

В монастырских  поселениях существовала своя инфраструктура, отличавшая их от других деревень. Имелись, принадлежавшие обители, дворы  для посельского старца и наёмных работников. Эти  наёмные работники обрабатывали землю. В Пышминской заимке таковой («чисто» монастырской, т.е. обрабатываемой не «местными» крестьянами, а нанятыми людьми) было в 1679 г, « по десяти десятин в поле, а в дву по тому ж» [1].

Там же стоял скотский двор, хлебные амбары. Манькова И.Л. сообщает о вотчинах Невьянского и Далматовского монастырей, что там имела место практика обработки пашни наездом. « В посельях, расположенных на большом расстоянии, были построены специальные казенные дворы “для приезду на пашни старцам и работным людям”[5].

Всё это хозяйство имело название «монастырского двора». Двор Невьянского монастыря показан на чертеже города Верхотурья (1699-1700 гг.) С.Ремезова [8]..Находился он в устье Кунары.

Да, но как мы выяснили,  на этом же месте в 1704 г. обозначились деревня Кекур… Очевидно, она и называлась до этого монастырским двором. После царского указа  1702 г. . [11, с. 278]  (позже – отменённого) о закрытии монастыря, название «Двор Невьянского монастыря» не могло присутствовать в официальных документах. Ему взамен пришло новое – Кекур, очевидно имевшее хождение среди народных масс и ранее.

Заметим, что Кекур 1704 г. представлен только одним крестьянским двором и тремя бобыльскими. Это, на мой взгляд, подчёркивает «дворовую» природу поселения.



+
-
1
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться