Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Сухарев Юрий Михайлович

БРУСЯНСКАЯ ЗНАМЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

              Общеизвестно, что каменная Знаменская церковь одноимённого села (ныне-  в Сухоложском районе Свердловской обл.) заложена в 1794 году. Главный придел в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение» освящен в 1802 г. Ранее здесь существовал деревянный храм, но его история не столь открыта.

            Причины  «туманности» - административные и топонимические изменения, сопутствующие населённым пунктам, позднее вошедшим в состав села Знаменского. Вот хронология этих событий.

            В 1673-1674 гг. «без  В.Г. указу и без грамоты» была основана  слобода (заимка) Тобольского архиерейского дома (т.н. «Митрополия»).  Как административная единица просуществовала до 1679 г.

            С 1679 г. право обладания «беззаконной» территорией митрополичьей слободы перешло государевой «новой Пышминской слободе» Верхотурского уезда. К декабрю 1680 г. на  дворовом месте митрополичьей слободы был поставлен острог. Известна привязка острога (т.е. - и бывшего там ранее двора «Митрополии») к местности  - «а от острогу вверх по Пышме реке до речки Брусянки сажень ста с полтора». [9, с.566]

Если точнее, то древнее поселение находилось на правом берегу Пышмы, ниже  устья Брусянки на 300 (500?) метров,  на береговом уклоне, у излучины реки. Сегодня это северная оконечность села Знаменского, прилегающая к Пышме.

К острогу примыкала группа крестьянских дворов – «с приезду, из за дворов острогу и башен не видать, а дворы стоят возле надолбы», - докладывал Верхотурскому воеводе Михайло Мещеряков в 1681 г. [9, с.566]

Следует сказать, что эти координаты относятся к административному центру поселения. Крестьянские домохозяйства слободы могли находиться (и находились), зачастую, на большом расстоянии от резиденции «начальников». Пример: фигурировавшая в документах, как  деревня (заимка, пустошь) Невьянского монастыря, в переписных и отдаточных книгах 1703 и 1704 гг. вдруг обнаружила в себе четыре населённых пункта - деревни Кекурская, Мельнишная, Кашина, Глухово, разбросанные по Кунаре  от устья до нынешнего г. Богданович. [1, прил.4].

В 1684 г. верхотурские власти  приказали перенести острог, построенный  «не в угожем месте», вниз по Пышме, к устью Кунары, - рядом с  двором Невьянского монастыря.  [3]

В июле 1685 года приказчик Иван Ежевской, в письме впервые называет старое Новопышминское поселение (где ранее был острог)  деревнею Брусянкою. [3]

Видимо, Брусянкой была названа некая совокупность групп крестьянских дворов, хуторов, заимок, имевших в обиходе и собственные названия. Похоже, это проявилось на чертеже Верхотурского уезда в «Чертёжной книге Сибири», выполненном  С. Ремезовым в 1699 – 1700 гг. Там, по Пышме от д.Ряпосовой до Курьей (д. Курина), нет д. Брусянки, но есть поселения Усть-Ревтинка, Мосина и Больша (я). [8]

Вероятно,  Большая -  существовавшее название бывшего острога и прилегавших к нему крестьянских дворов. Т.е.  Ремезов сделал декомпозицию д. Брусянки, выделив и обозначив на карте её составные части.

Но в дальнейшем все эти три «ремезовских» топонима больше себя никак не проявят. Либо они будут включены в состав д. Брусянки, либо исчезнут (д. Усть-Ревтинка), либо проявятся под новым названием (может быть, д. Ершовая).

Чтобы не запутать читателя, скажем главное и бесспорное: исторически центр деревни Брусянская располагался на месте бывшего острога, т.е. в северной оконечности нынешнего села Знаменского, у Пышмы. И отнюдь не стоит её отождествлять с ныне здравствующей деревней Брусяны, которая если и существовала на стыке XVII-XVIII веков (не факт), то - как отдалённая периферия головного поселения.

Вернёмся к церкви. По переписи митрополичьих и монастырских владений Верхотурского уезда 1679 г  в Митропольей слободе была «часовня тёплая Архистратига Михаила да великого святого Николы Чудотворца».  [1, прил.1]

Это первое культовое сооружение на территории, занимаемой нынешним Сухоложьем. Неизвестно, переносилась ли часовня при «переезде» нового Пышминского острога в устье Кунары. Во всяком случае,  названия   позднее построенных каменных Новопышминских церквей – Михаило-Архангельская и Николаевская   определенно указывают на их предшественницу - упомянутую часовню.

5 января 1684 года крестьяне, в ответ на их челобитье, получили разрешение строить в Новопышминском остроге церковь. Но ровно через три месяца приказчику этой слободы Матвею Якубовскому поступил наказ о переносе острога. Строительство храма на старом месте начальству представилось не актуальным.

Однако крестьяне, встретившие в штыки решение о переносе слободской столицы, не соглашались и с отказом от возведения храма на «старом» острожном месте. Их поддержало духовенство: десятильник Еким Ушаров  «упёрся» и не стал отдавать приказчикам принятые  на хранение иконы, приобретенные крестьянами слободы для новой церкви.[3]

И храм был построен, но не так быстро, как предполагалось. Освятили его, как станет ясно из последующего,во имя иконы Пресвятой  Богородицы, именуемой «Знамение».

Вообще, особое почитание этой иконы в Тобольской епархии происходит с 1636 года, когда вдовице Марии в «легком сне» явились две иконы – Богоматери «Знамение» и прп. Марии Египетской а также,  «аки жива суща», свт. Николая. От  иконы Божьей матери был голос с повелением построить церковь на  Абалацком погосте (позже там возник и монастырь). [6]

Впервые церковь в деревне Брусяны проявила себя в переписи Томилова 1710 г. Исходя из совокупности приведенных выше обстоятельств, наиболее вероятное время её постройки – конец 17-го века. Название храма в переписи  не приводится. 

Причт церкви состоял из священника, дьячка, пономаря, трапезника (церковного сторожа) и просвирни (это женщина, пекущая хлеб для богослужений, обычно вдова духовного звания). Каждый проживал в отдельном доме.

            Священником церкви деревни (?) Брусянской в 1710 году был Иван Михайлов Шляповых тридцати лет. Совместно с ним проживали  жена, сын, три дочери и мать 60-ти лет.

            Дьячком служил Максим Яковлев семидесяти лет. У него жена (пятидесяти лет) и неродные сын «осмнатцати лет» (с семьей) и дочь десяти лет. В доме проживали также подворники ( по-нашему – квартиранты).

            Пономарем на брусянском приходе был  Василей Абросимов Барышевых, пятидесяти лет, С ним  жена, двое сыновей и три дочери.

            Во дворе трепезников проживали Лаврентей Васильев, тридцати лет с  сыном Панкратием четырех лет. За этой скудной информацией, конечно же, стоит какая-то трагедия.



+
-
1
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться