Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Сухарев Юрий Михайлович

ПОХОДНАЯ ЦЕРКОВЬ АСБЕСТОВЫХ КОПЕЙ

Первого июля 1910 г произошло событие, важное для асбестовых копий Екатеринбургского уезда. Достойно оно и включения в хроники современного города горного льна.

В этот день  в  покоях епископа Екатеринбургского и Ирбитского ІІреосвященнейшаго Митрофана и под его председательством происходило заседание Екатеринбургского Епархиального Комитета Православного Миссионерского общества. От предыдущих оно отличалось тем, что проводилось вновь назначенным Архиереем и под впечатлением Казанского миссионерского съезда. Обычно скучное и назидательное мероприятие в этот раз проходило в радушной обстановке, за кружкой чая.

Это антураж. А содержательная часть заключалась в решении судьбы Казанско-Богородицкой походной церкви Верхотурского уезда. При докладе священника этого храма, Аркадия Гаряева, выяснилось, что поездки в вогульские кочевья совершаются им без походной церкви. Последняя имела вес 20 пудов, и возить её на оленях или лодке было совершенно невозможно.

Взявший слово Епархиальный миссионер о. Александр Здравомыслов, сообщил присутствующим: « В  30 верстах от ст. Баженово есть асбестовые прииски, на которых живет до 30 тысяч человек пришлого православного населения. Работающие здесь

все время работ остаются без храма. Такое ненормальное положение произошло от того, что заводом владеют иноверцы. Они выстроили школу, читальный зал и больницу.

О церкви заботиться некому. Духовные же нужды населения исправляются священниками соседних приходов».

Постановляющая часть: «Так как, в  настоящее время есть в продаже походные церкви весом до 5 пуд., то  постановили и поручили Заведующему свечным заводом свящ. о. П. Нечаеву выписать легкую походную церковь для о. А. Гаряева, а находящуюся у него передать на асбестовые прииски». Была, правда попытка бывшего походного священника Аристарха Пономарева пролоббировать  рудник «Богословская шахта», где также была потребность в храме. Но, обсудив, для этого случая собрание нашло иное решение. [89]

Конечно, читать такое в епархиальной газете господам Корево и Поклевским-Козелл было не лестно. Тем более, последние поддерживали хорошие отношения с предыдущим епархиальным начальством и, насколько известно, много сделали для православных церквей. Но ставить храмы на каждом из многочисленных приисков в их планы явно не входило.

Дело в том, что асбестовые копи вышли за рамки типичных. Масштабы добычи, многолетняя перспектива разработки, возрастающая механизация производства выделяли их из прочих. К 1910 г. появилось постоянное население, т.н. «зимогоры» - человек пожалуй 200. Это были, в основном, управленцы и специалисты.  Кроме  духовной опеки, для той человеческой формации насущной, имелась и житейская необходимость. Люди рождались, женились, умирали. Акты гражданского состояния вела церковь. Но её на асбестовых приисках не было. Эти задачи и должен был решать походный причт.

Передача походного храма произошла, очевидно, в декабре 1910 г. В этом месяце в Екатеринбурге произошло несколько событий с участием походного священника Верхотурского уезда Аркадия Гаряева. 13 числа открылся епархиальный Миссионерский Съезд. По его завершению в  субботу, 18 декабря, Его Преосвященстом в сослужении части членов Миссионерского Съезда, ключаря и священника походной церкви о. А. Гаряева—всего 14 священников—совершено торжественное служение литургии

в Крестовой церкви. Пред литургиею совѳршенъ чин освящения антиминсов. Здесь же освящена была и новая походная церковь—палатка, предназначенная для севера Верхотурскаго уезда.[72;50]

 Судя по всему, именно в этот приезд о. Аркадием Гарявым  была привезена из северного села  Петропавловкого Казанско-Богородицкая  походная церковь и передана священнику Асбестовых копей.

Рассмотрим её историю. В конце XIX столетия Миссионерский Комитет Екатеринбургской епархии поднял вопрос о  воцерковлении  вогулов, кочующих по северу Урала.  Территория их миграции условно относилась к ведению причта села  Никито-Ивдельского. Однако приходскому священнику было не под силу совершать регулярные пастырские посещения кочевий. Миссионерский Комитет стал просить  епархиальное священноначалие об образовании особого причта, нацеленного на окормление полуязычников-вогулов, численность которых, впрочем, была небольшой – от 70 до 150 человек (по разным данным) на всем пространстве Северного Урала.

Такие вопросы решал Правительствующий Синод. Правящий Епископ Екатеринбурской епархии обратился именно в это ведомство, однако, ввиду малочисленности опекаемых туземцев, формулировку запроса изменили на «для удовлетворения церковно-религиозных потребностей жителей северной части Верхотурского уезда».

В начале 1897 г был получен положительный ответ. «Преосвященному Владимиру, Епископу Екатеринбургскому,и Ирбитскому.

По указу Его ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, Святейший Правительствующий Синод слушали : 1) рапорт Вашего Преосвященства, от 12 ноября 1896 года№ 402, коим ходатайствуете а) об учреждении в северной части Верхотурского уезда штата походногопричта, в составе священника и псаломщика, для удовлетворения церковно-религиозных потребностей жителей отдаленных от приходских церквей селений и б) о назначении сему причту содержания из казны в увеличенном размере, и 2) заключение Хозяйственногопри Святейшем Синоде Управления, от 19 января сего года № 1110. П р и к а з а л и : Согласно ходатайству Вашего Преосвященства и заключению Хозяйственного Управления,  Святейший Синод определяет:

для удовлетворения церковно-религиозных потребностей жителей северной части Верхотурского уезда Екатеринбургской епархии, проживающих  в удаленных от приходских церквей селениях, учредить штат походного причта, в составе  священника и псаломщика, и назначить на содержание сего причта по тысяче шестисот рублей в год, в том числе священнику 1200 руб. и псаломщику 400 руб., с отнесением сего расхода, со дня учреждения причта, на счет капитала „на усиление средств содержания городского и сельского духовенства" (отд. VI специальной сметы Святейшего Синода) с тем, чтобы с назначаемой суммы было ежегодно удерживаемо по 2 процента в состав специального сбора на выдачу пособий лицам духовного звания, не выслужившим права ни пенсии; о чем и уведомить Ваше Преосвященство указом. Февраля 25 дня 1897 года № 956. Подлинный подписали: Обер-Секретарь Ушаков и Секретарь Ал. Осецкий.[16 ]

В развитие темы,  Екатеринбургская Духовная Консистория слушали: отношение Екатеринбургского Епархиального Комитета Православного Миссионерского Общества, от 10 апреля 1897 г., за № 109, следующего содержания. «Екатеринбургский Комитет Православного Миссионерского Общества, согласно постановлению общего годичного собрания членов общества 23 минувшего марта, утвержденному Его Преосвященством  31 марта, проситъ Духовную Консисторию включить в круг обязанностей походного причта, учреждаемого  Епархиальною властью для приходов северной окраины Верхотурского уезда, посещение им вогульских юрт и селений, в которых находятся миссионерские школы, для совершения богослужения, исполнения треб и вообще для удовлетворения духовно-нравственных нужд и потребностей вогул за особое вознаграждение за это от Миссионерского Комитета. Размер этого вознаграждения в каждом отдельном сдучае будет зависеть от усмотрения Комитета, в который означенный причт обязан доставлять о своих посещениях вогул подробную и обстоятельную отчетность. Приказали и Его Преосвященство 4 минувшего июня  утвердил: согласно сему отношению вменить в обязанность предполагаемого походного причта посещѳние вогульских юрт и селений, в которых находятся миссионерские школы для совѳршения богослужений, исполнения треб и вообще для удовлетворения духовно-нравственных нужд и потребностей вогул за особое вознаграждение за это от Миссионерского Комитета, в который означенный причт должен  представлять о своих посещениях вогул подробную отчетность и который назначает причту за каждый отдельный случай посещения вогул вознаграждение по своему усмотрению». [90]

К сведению духовенства было объявлено, что « открываемый в северной части Верхотурского уезда походный причт будет иметь место своего жительства временно, пока не окажется более удобного места жительства, в Турьинcких рудниках, что причт этот должен считаться исходящим причтом. для совершения богослужений и для исправления треб в северной части Верхотурского уезда и что лица, желающие поступить в состав причта сего, должны теперь же заявить о сем Епархиальному Начальству».[14]

            Казённое денежное содержание походного священника было не плохим. Примерно столько же получал управляющий свечным заводом. Первым к походному алтарю (с 5 июня 1897 г.) был назначен молодой и деятельный священник, выпускник Пермской Духовной семинарии 1891 г., Петр Дмитриевич Мамин. [16]

            Псаломщиком к походной церкви  с 20 июня 1897 г. назначается Цветухин Константин Михайлович, уволенный из 2 класса Камышловского Духовного училища. При невысоком образовании имел преимущество – в 1895-96 гг. исполнял обязанности учителя в вогульской школе грамотности деревни Митявой. [10;12]

            В первый же год служения, в конце декабря, пастырское посещение кочующих вогул было предпринято  о. Петром Маминым совместно с Никито-Ивдельским священником о. Александром Сильвестровым. При них  безотлучно находился и толмач. Район поездки обнимал собою пространство свыше 600 верст. Средство передвижения – оленья упряжка.

            Вот что писал в отчете за 1897 г. о вогулах о. Петр Мамин: «У них по-истине от избытка сердца уста говорят: напр., когда мы служили молебны в юртах вогул Лозьвинских, то вся семья молилась на коленях и старшие из семьи пели (разумеется, по вогульски) и до того увлекались этим, что по окончании молебна продолжали петь еще несколько минут; потом приложились к Кресту и подошли под благословение священника. После же всего этого радовались, как дети".[18]

Изготовление   походной  церкви  взял на себя Миссионерский Комитет, в надежде, что «и для этих полупросвещенных обитателей севера явится возможность хотя однажды или дважды в год выслушать Божественную литургию». В марте 1898 года походный храм (собственно иконостас, престол и жертвенник) был  устроен и сдан  походному священнику. Отсутствие  опыта в данной сфере повлекло ошибки – переносная церковь оказалась слишком тяжёлой.   [18]

Изготовление иконостаса и разных богослужебных предметов для походного храма  обошлось  в 455 руб. 24 коп. Об этом мы узнаём из  списка вопросов, подлежащих обсуждению 17 августа 1898 года на Съезде депутатов от духовенства Екатеринбургской епархии.  Комитет израсходовал эти средства из сумм, предназначенных на содержание Епархиального Миссионера, и просил Съезд возместить их из других источников.



+
-
1
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться