Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Сухарев Юрий Михайлович

КАЛМАЦКАЯ ДОРОГА

 

   Чёрным в Западной Сибири называли густой, непроходимый лес. В. Даль  приводит слова «чернь, чернота» имевшие  то же значение, что и «тайга». В документах XVII-XVIII веков используется такое определение в отношении лесов, лежащих между левым берегом Пышмы и Татарской  Бобровкой.  Это территория бассейна реки Рефт и верховий Ирбита. В описании межи  заимки  Невьянского Богоявленского монастыря (1679 г.) указывается брод через Пышму «на  чёрный лес». [1]

    Василий Шишонко, объясняя название «Темная» левобережных пышминских деревень (двух или трех), указывал, что лес к северу от реки именовался черным или темным.

    Обширное, труднопроходимое  таёжное пространство, площадью более 5000 квадратных километров, заполненное множеством речек, озёр и болот, разделяло лесостепные районы  - долину Режа и правобережье Пышмы.  Сегодня, жители Сухоложья попадают в г. Артемовский  в объезд «чёрного леса», делая огромный крюк – через Камышлов - Зайково, или Екатеринбург-Реж. Обидней всего жителям посёлка Рефтинского. С кровли  ГРЭС видно дымовые трубы Буланашской котельной (расстояние около 30 км). А добираться туда автомобильным транспортом приходится в объезд – 250 км. Спасение – электричка. Железная дорога Сухой Лог – Егоршино построена в 1914 г., а ветка от неё на Рефтинский – в 70-х гг. XXвека.

     Но была дорога, соединявшая лесостепные пространства. Активно использовалась она ещё 50 лет назад. Называлась в разные времена Калмацкой (Колмацкой), Пышминской, Катайской, Покровским трактом. Присутствие её на местности подтверждено документами первой половины 17-го столетия.

    Определённо, проторена она была несколькими веками раньше.

     Убежденность автора зиждется на следующих фактах. Во-первых, Калмацкая дорога - кратчайший путь между Бобровкой и Пышмой. Во-вторых, это самый сухой путь, потому что проходит по водоразделу бассейнов рек Рефт и Ирбит. Ширина этого водораздела – лишь несколько сотен метров. Такое расстояние разделяет болото Осиновское (бассейн Рефта) и Вересовское (бассейн Ирбита), Рудное и Буланашское и т.д. Это определило трассу, как безальтернативную.

    Но дорога существует, если она востребована. Насколько заселена была местность в «дорусский» период? Мы более-менее знаем ситуацию с коренным народонаселением по состоянию на конец XVI– самое начало XVII века, т.е. в годы появления здесь первых русских поселений. Эти данные можно экстраполировать на предыдущий период.

    Пространство между притоками Тобола Турой (на севере) и Исетью (на юге) было заселено финно-угорскими (остяки, вогулы) и тюркоязычными племенами, с преобладанием последних в южном Зауралье.

    Тюменские воеводы обложили данью татар по Пышме, Тавде, Туре, Тоболу и Исети уже в 1586 году. Миллер писал: «Последнее произошло без особых затруднений, почему устные предания и летописи  очень мало говорят об этом. У татар не было тогда собственных начальников, которые могли бы защитить их от русских. Живя оседло в своих юртах, они имели свои земли и занимались земледелием и скотоводством и должны были бы всего этого лишиться, если бы добровольно не подчинились русским». [2]

     Исследователи сообщают, что общая численность плательщиков ясака Тюменского уезда составляла в среднем на протяжении XVII века около 300 человек, т.е. общая численность ясачного населения (с учетом женщин и детей) была примерно 1200 человек.

Епанчинские  юрты в тюменский подсчет не вошли, так как   подведомственны  были Туринскому острогу А было их «пашенных 12 юртов, да 2 юрта непашенных, и обоего 14 юртов»[3]. Каждый юрт  это  6-8 ясачных людей. С учетом женщин и детей получаем примерно 400 человек.

     В южной части Верхотурского уезда ( по Мугаю, Салде, Тагилу, Нейве и на Аяте) в 1626 г. проживало 43 ясачных человека, большей частью  остяки и вогулы [4]. То есть ещё около двухсот  нехристианских душ.

     Подсчет не учёл тюркское племя сырянцев (зырянцев), проживавших между верховьем Пышмы и  нынешним Катайском, и ушедшее (после прихода русских) к Кучумовичам в полном составе (около 150 трудоспособных мужчин - всего  600 человек). В 1615 году бежала в степь группа терсяков, проживавших в низовье  Исети.[5]

    Таким образом, весьма приблизительный подсчёт, сделанный по разрозненным данным, показывает, что  пространство между Турой и Исетью в первые десятилетия после  прихода русских имело туземного населения более 2500 человек. Это довольно много, по понятиям того времени.       Скажем, через 50 лет после основания г.Верхотурья, в нём и огромном одноименном уезде проживало около 7 000 человек [6].

    Но большое количество аборигенов погибло при завоевании Сибири Ермаком и его последователями. Кроме сырянцев, в южные степи ушли и представители других этнических групп. По мнению П.Н. Буцинского, основанного на подсчетах по древним документам инородцев Передней Сибири, «до подхода Ермака их было, по крайней мере, в десять раз больше» [7].

То есть мы имеем основание допустить, что численность туземного населения здесь (между реками Тура и Исеть) в до-русский период достигала 25 000 человек, а то и более. Это уже очень много.

            Раз были люди, значит были коммуникации между ними, т.е. дороги разного достоинства – пешие, конные, гужевые.

            Г.Миллер указывал следующее расположение ясачных волостей в Зауралье: по Исети (с верховья к устью) – Бакшеева, Катайская, Терсяцкая; по Пышме – Пышминская, Башкурская; по Режу – Земзярова; по Ирбиту – Колмакова; по Нице – Ермолаевская, Тентюкова, Кочубаева, Тертюева, Кинырская. [8]

    Из документов того времени ясно, что все эти волости населялись тюркскими (читай – татарскими) родами. По некоторым племенам, в частности по терсякам, исследователи спорят: то ли это тюркское племя, то ли тюркизированые потомки угро-язычного населения Приуралья. Такие споры не нарушают общей картины.

            А  между районами расселения одного народа связи были обязательно. Материализовались они в форме дорог. Пример – Казанская дорога, соединявшая Сибирь с Уфой и Казанью.  Шла она в XVII веке от Ялуторовска через Катайский острог, между озерами Иртяш и Большие Касли, разветвляясь на перевале Уральских гор на две: одна уклонялась на Уфу, другая – через Кунгур в Казань. Чупин пишет, что «прежде того, ещё с XVI века или ранее, здесь же пролегала «Сибирская дорога» башкир /…/ Злополучный царь Кучум пред своей смертью бежал к ногаям, вероятно, этою дорогою». [9]

            Допуская, что  этот путь шёл на Ялуторовск вдоль Исети, нельзя не заметить ветку дороги (также под именем Казанской) от Катайска до Пышмы и далее вдоль этой реки к Тюмени. В описании граней Далматова монастыря по царской жалованной грамоте 1659 г. (по досмотру и описи Тобольского боярского сына П.Я.Шульгина от 1651 г. ) «Владения си простирались… на северную сторону к Пышме речке, прямо на Казанскую дорогу…». В примечаниях к источнику, сделанных, видимо, в XIX веке,  указано, что «дорога сия ныне составляет летнюю тропу из Туринска чрез Катайский острог на Уфу».[10]

            Указана Казанская дорога, как межевая, и в досмотре Семена Булдакова об основании Камышевской слободы (1667 г.) [11]. Соединена была эта пышминская ветка Уфимско-Сибирского пути и с Калмацкой дорогой.

            Здесь мы будем говорить  только об одном  из участков большого  магистрального меридионального пути, который сегодня называют Калмацким – от Пышмы до Бобровки (касаясь и смежных). По мнению современных исследователей, шел он «приблизительно по таким точкам на современной карте: Верхотурье-Меркушино-Махнево-Верхняя Синячиха-Алапаевск-Арамашево-Мироново-Покровское-Алтынай-Сухой Лог-Богданович-Катайск» [12].

            Можно продолжить дорогу на юг ещё на шесть днищ езды – Далматов монастырь – Чумлякская слобода – Усть-Уйское монастырское поселье. В целом такая линия с Верхотурья на юг верна для русского периода  истории Зауралья. Но в до-русский период центры влияния были иные. Скажем, если и было на месте г. Верхотурья какое то вогульское поселение, то отнюдь не регионального масштаба. Коммуникационные узлы были другие, располагались они в иных географических точках, конфигурация дорожной сети разительно отличалась.



+
-
1
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться