Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Сухарев Юрий Михайлович

ИСТОРИЯ ПОХОДНОЙ НИКОЛАЕВСКОЙ ЦЕРКВИ ВЕРХОТУРСКОГО

Начало истории походного Николаевского храма достаточно известно. Первый священник этой церкви  пострадал за Христа, и его миссионерская работа включена в жизнеописание новомученика. Кратко напомним эти страницы его биографии.

            Священник церкви Петропавловского села Верхотурского уезда Аркадий Гаряев был определен к походной  церкви во имя иконы Богородицы Казанской  21 Декабря 1909 г. [9]

 Сама миссия была учреждена по решению Синода от 25 февраля 1897 г для «удовлетворения церковно-религиозных потребностей жителей северной части Верхотурского уезда Екатеринбургской епархии, проживающих  в удаленных от приходских церквей селениях», а также воцерковления лозьвинских кочующих вогулов, числом около 100 душ. [4]

Походную  церковь заказал Миссионерский Комитет, в надежде, что «и для этих полупросвещенных обитателей севера явится возможность хотя однажды или дважды в год выслушать Божественную литургию». Походный храм (собственно иконостас, престол и жертвенник) был  устроен в марте 1898 года. Он не имел наружной оболочки – предполагалось устанавливать его в пристойных помещениях.[5]

С тех пор прошло 12 лет, сменилось три походных священника. Иереи с разным уровнем качества выполняли свою миссию.

Священник А. Гаряев довольно энергично взялся за дело. Кроме подходящих для миссии свойств личности, ему помогало и то, что окормляемая местность частью входила в состав Петропавловского прихода, на котором он служил ранее. Походный Казанский храм  священник установил в часовне деревни Денежкиной, на реке Сосьва. Начиная с января 1910 г, совершил объезд вогульских селений и стоянок. Всего было пройдено «за 4 месяца на санях, верхом, в лодках и другим образом до пешего хождения включительно - 1853 версты», писал  о. Аркадий.[14]

Опыт посещения мансийских кочевий выявил некоторое несовершенство походного храма. Он был тяжёл – 20 пудов,  а во-вторых – громоздок. Разместить его в чуме было невозможно. Собственно, об этом сообщал начальству ещё первый походный священник  - Пётр Мамин.

«Миссионерский комитет сделал бы доброе поистине дело, если бы не останавливаясь перед некоторыми затратами, дал в распоряжение походного причта церковь – палатку, которая при своей лёгкости могла бы быть завозима или даже заносима, в самые отдалённые уголки северных дебрей, и чудной, небесной гостьей была бы она для обитающих там православных людей, целыми десятками лет лишённых общественного молитвенного богообщения и участия в таинстве св. Евхаристии. В моём распоряжении есть чертёж церкви – палатки весом лишь до 4 – х пудов, тогда как существующая походная церковь без утвари около 20 пудов!» – писал отец Аркадий в Екатеринбург.[45]

            Яркие, колоритные отчёты о. А. Гаряева о своих поездках привлекли внимание епископа Митрофана, недавно назначенного на Екатеринбургскую кафедру. Владыка призывал к усилению миссионерской деятельности, и подвижнический пример отца Аркадия был очень кстати.

            Первого июля 1910 г в покоях епископа и под его председательством состоялось общее годичное собрание Комитета Миссионерского общества, на которое был приглашён и о. Аркадий Гаряев, сделавший отчёт о поездках к вогулам.[13]

«При заслушании этого отчета Комитет обратил внимание на то, что походный священник ездит без походнойцеркви. Последняя весом 20 пуд. и на оленях возитьее невозможно. /…/  Так как, в настоящее время есть в продаже походныецеркви весом до 5 пуд., то постановили и поручилиЗаведующему свечным заводом свящ. о. П. Нечаевувыписать легкую походную церковь для о. А. Гаряева,а находящуюся у него передать на асбестовые прииски». [14]

Так всё и сделали. «14 декабря 1910 г в 7 часов вечера в зале архиерейского дома под председательством Его Преосвященства состоялось Собрание Екатеринбургского Комитета Православного Миссионерского Общества, на котором кроме решения насущных дел был произведён осмотр, приготовленной в мастерской Н. Старикова, походной церкви – палатки лёгкого типа, предназначенной для совершения богослужений на дальнем севере епархии среди кочующих вогулов.

 Церковь эта представляет собой довольно изящную палатку, покрытую снаружи брезентом. Внутри палатки – разборный столик – престол, такой  же столик для жертвенника; вместо иконостаса – три высокие рамы, из которых в одной – икона Спасителя, писанная на полотне, в другой – икона Богоматери, а в средней – между ними, изображающей царские врата, кроме полотна с обычными для царских врат иконами находится ещё из тонкой лёгкой материи особая занавесь. стена противоположная иконостасу украшена иконою, писанною также на полотне, с изображением Спасителя и свят. Николая и Св. Пр. Симеона по бокам. Вес всей церкви, укладывающейся в особый ящик, всего до 5 пудов, что даёт возможность перевозить её на одной нарте одною тройкою или даже парою оленей. Присутствовавший при осмотре церкви походный священник о. Аркадий Гаряев признал её соответствующей своей цели». [45]

18 декабря 1910 г епископом Митрофаном  в сослужении части членов назначенного  Миссионерского Съезда, ключаря и священника походной церкви о. А. Гаряева - всего 14 священников—совершено торжественное служение литургии в Крестовой церкви. Пред литургией совѳршен чин освящения антиминсов и освящена походная церковь-палатка, предназначенная для севера Верхотурского уезда. Священник Гаряев за литургией награжден набедренником за усердную миссионерскую деятельность среди вогул Верхотурского края. [16]

Утром 23 декабря 1910 г  о. Аркадий возвращается из Екатеринбурга в с. Никито-Ивдель, где  проживал, а уже 24-го отправляется  в путь для рождественского посещения своей паствы. С собой у причта – новая церковь-палатка. В эту поездку служба в ней совершались в деревне оседлых вогул Митяевой (26 декабря 1910 г), а следующем месяце - в д. Денежкиной Петропавловского прихода (25 и 26 января), д. Петровой (30 января), д. Волчанке (прииск) прихода Турьинских рудников (1,2 февраля). Отчёты иерей подписывает «Походной Николаевской церкви Священник Аркадий Гаряев», из чего мы узнаём, что храм освящён во имя Николая Чудотворца. [17]

Дело в том, что лозьвинские вогулы из всех святых угодников знали только Святителя Николая, да Богородицу.

В марте 1911 г о. А. Гаряев совершает поездку  в предгорья Северного Урала, в чумы живущих там архангельских зырян, однако – без походной церкви. Здесь, посещая близлежащие золотые рудники, он намечает летом этого же года служить в имеющейся на прииске Сибирёва часовне, - уже с походным храмом. [26]

Думается, миссионер выполнил это, как и намерение служить литургию непосредственно в кочевьях. Однако точных сведений об этом нет.

3 октября1912 г священник походной церкви Аркадий Гаряев перемещён  к церкви Никито-Ивдельского села, Верхотурского уезда, согласно прошению. [25]

Миссионерский Комитет просил его  «не оставлять своей миссионерско-просветительной деятельности среди вогул и на будущее время, так как о. Аркадий в бытность свою священником походной церкви зарекомендовал себя очень полезным деятелем на этом поприще». [28]

            Просьба эта была выполнена. Дом Гаряева в Никито-Ивделе был гостеприимен для вогулов. Но 27 февраля 1914 г он перемещён к церкви села Боровского Камышловского уезда. [29]

Это было заботой епископа Митрофана о достойнейшем священнике. Служба на северных приходах всегда была тяжела, и, предвидя свой уход с кафедры, Владыка Митрофан хотел сделать что-то для блага о. А. Гаряева. Как оказалось, епископ подвёл его под мученический венец…

            То, что перемещение в южный Камышловский уезд было произведено из добрых побуждений, свидетельствует и награждение о. Аркадия скуфьёй  «за ревностное и полезное служение Церкви Божией» ко дню Святой Пасхи 1914 г – последней довоенной… [30]

А 6 августа 1913 г к походному престолу был определён священник церкви села Краснослободского Ирбитского уезда Василий Варушкин, - согласно прошению. [27]

Василий Рафаилович Варушкин выходец из священнического рода, известного  в Пермской губернии, но главным образом в уездах западнее Уральского хребта.



+
-
1
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться