Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Автор: Влад Гор

Лазейка

 

Серая дымка пороховых газов медленно проседала на пол с  мертвецами. Среди них, на залитом кровью дорогом ковре, словно раскиданные монетки, валялись блестящие гильзы.

- Ничего личного. Просто цифры,- сказал он, приставив к моему затылку еще не остывший ствол пистолета.

Я поднял руки так, чтобы видеть стрелки своих наручных часов, и замер в ожидании. Мне оставалось не больше двух минут. Все, что пронеслось в голове, это –  успею ли я  заметить,  как мои вышибленные мозги украсят одну из картин, висевших на стене? В этот момент раздался телефонный звонок.

Прошло секунд двадцать. Из темного чрева кармана моего пиджака продолжало доноситься нетерпеливое ворчание  телефона, а я все еще был жив.

- Можешь считать это последним желанием или словом, – сказал он с сарказмом.- Если успеешь, конечно.

Стараясь не провоцировать его, я медленно сунул руку в карман и достал мобильник.  Это была Грейс.

- Дорогой, ну  наконец-то я до тебя дозвонилась! – весело прощебетала она, едва я успел нажать кнопку приема. – У тебя все в порядке?

-Да, милая. У меня как раз выдалась свободная минутка,- как можно спокойнее ответил я и повернулся лицом к Счетчику.

Возможно, я впервые ошибся в своих расчетах. Возможно…

 

***

Прежде чем взяться за работу, я всегда все тщательно просчитывал. Начиная с благоприятных и неблагоприятных дней для путешествия или переезда клиента, судебных дел, переговоров, деловых встреч, заканчивая такими мелочами как стоимость запонок на его пиджаке и названия авторучки, которой он пользовался, если таковые данные у меня имелись. Я учитывал всевозможные варианты. Затем просчитывал себя, все анализировал, после чего назначал день и время, когда в силу вступало основное правило.

У меня был свой подход к делу. Они знали об этом, но смотрели на мое странное  увлечение сквозь пальцы. Им был важен результат. В моем же случае, он всегда был стопроцентный. В Семье меня прозвали Аналитиком и это немного забавляло.

- Вызывайте Аналитика, - говорил босс, когда решение вопроса требовало моего непосредственного участия. Все понимали, о чем идет речь, и, собрав интересующую меня информацию, вызывали. Я приезжал, получал небольшой конверт, и после детального изучения приступал к расчетам. Хотя, порой это отнимало немало времени, но работало как швейцарские часы – точно и без сбоев.

Конечно же, услуги мои были не из дешевых, впрочем, как и у любого другого специалиста моего уровня. Однажды, после изнурительных расчетов и двух месяцев затворничества в своей "конуре" я, наконец, выдал результат. После чего, набравшись наглости, включил в счет дополнительную статью расходов. В Семье это не приветствовалось. В лучшем случае мне бы тактично намекнули на неприемлемое соотношение затрат и дополнительных услуг.  А в худшем.… В худшем, у меня бы появился отличный кенотаф, где-нибудь поблизости с могилой Люсиль Болл или Джина Отри.  Будьте уверены, они бы не поскупились. Однако все прошло,  как я планировал. Потому что просто не могло пройти по-другому.

Цифры, в отличие от людей, не лгут. Имея на руках необходимые данные – имя, дату рождения, номер автомобиля, социальной страховки, и другие значительные и незначительные "параметры", можно было с большой вероятностью просчитать объект. Нумерология - слишком точная наука, чтобы ее недооценивать.   Всему этому я научился у одного старого китайца, когда неожиданно загремел на пять лет в Анголу – тюрьму особо строгого режима, расположенную в штате пеликанов и перцового соуса - Луизиана.  

Вейдж сидел тут давно. Так давно, что даже особо усидчивые старожилы уже не помнили за что. Одни поговаривали, что его взяли за связь с Триадами. Другие утверждали, что за  махинации на фондовой бирже, после чего случился тот самый знаменитый обвал на рынке акций.  За это конечно можно получить срок, но не сидеть же в такой тюрьме как Ангола, где куда ни плюнь сплошные убийцы, насильники и  мутные личности с острой недостаточностью извилин, осужденные почти все на пожизненный срок или ожидающие смертной казни.

Ходили, правда еще слухи, что Вейдж сам сдался и попросился о переводе сюда. Но так ли все было на самом деле, никто уже не помнил.

Почему старый китаец выбрал именно меня? Скорее всего, это навсегда останется тайной. Возможно, я ему понравился. В отличие от остальных собратьев по сроку, я держался в стороне от группировок, не совал нос в чужие дела и не вмешивался в остросюжетный роман тюремной жизни. Но, возможно, Вейджу просто не было чем заняться, и старик нашел во мне сначала благодарного слушателя, а потом ученика. Как ни крути, но я совершенно не вписывался в интерьер подобного заведения. Не скрою, за мной числились некоторые грешки, однако сюда я попал совершенно случайно и лишь по одной причине, о которой упомяну немного позже. 

В общем, пока мои сокамерники, выпуская пар, решали свои насущные проблемы, я все свободное время посвящал изучению древней и весьма увлекательной науки - нумерологии.

То, что знал и поведал мне Вейдж, вы не найдете ни в одной книге и не услышите ни на одном семинаре. Даже если отправитесь на восток, потратив огромные деньги за обучение, вам все равно не откроют истинной тайны знаний. Все эти многоуровневые таблицы, сочетание знаков, символов, календари, натальные карты, если не испугают вас, то уж точно вывернут мозги наизнанку. После чего вы уже не сможете жить как нормальный человек.  Хотя, что в нашем современном обществе считается нормой?

Как бы там ни было, но старик передал мне слишком большой груз знаний. И, я так понимаю, не для того, чтобы по окончанию срока позволить им вот так запросто сгинуть в каком-нибудь притоне или за игровым столом в одном из многочисленных казино на южном побережье. Нет уж, увольте. Это я понял сразу после того, как получив назад свои вещички, переступил порог тюремных ворот, снова влился в ряды Семьи и свободного общества.

Конечно, поначалу было не просто. Хотя я продолжил заниматься тем, что у меня получалось лучше всего и за что платили деньги, но вот знания… Знания, навсегда поселившиеся в моей голове, не давали покоя.

Особенно меня раздражало, когда заказ был срочным, или боссу просто не терпелось. Такая работа сводилась к тупому выполнению приказа и действиям, в основном наудачу. Никакого творчества и инициативы.  Все корректировки вносились на лету, так сказать, по ходу пьесы. За такие дела я старался не браться или выкручивался, как мог, лишь бы спихнуть заказ. Они ведь даже не представляли, какая каша варилась в моем котелке. Однако долго продолжаться так не могло и на мои "причуды" наконец обратили внимание.



+
-
0
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться