Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Уральский следопыт: 2013 07 июль

Крещение

анонс [02.07.2013]
Крещение. Виктор Козлов
На закате множество мальчишек сбегалось к Большому Дубу, где у костра уже сидел Деян, готовый рассказать очередную байку. Одни считали старика мудрецом и избранником богов, другие – колдуном и безумцем, но все сходились в одном: рассказчиком старик был поистине потрясающим. Его седая голова была истинной сокровищницей, полной сказок, легенд и преданий, и память его давно стала притчей во языцех. Баба-Яга и Кащей, Змееборец и Горыныч, множество героев и богатырей, а также всевозможная нечисть – все они будто оживали в байках Деяна. Вот и сейчас гогочущая и весело щебечущая детвора окружила древнего старца, сидевшего у костра и взиравшего на мальчишек своими подслеповатыми глазами. Несмотря на возраст, в серебре густых волос и окладистой бороды еще попадались черные островки. Старик окинул взглядом собравшихся и едва заметным жестом призвал их к молчанию. Мгновение спустя лишь треск костра да далекий, едва слышный вой волков звучали в вечерней тиши.
– Я вижу, что многие из вас скоро отправятся на север, чтобы пройти обряд Волка, и стать мужчинами. – Взгляд стариковских глаз, когда-то черных, словно уголь, а теперь поблекших и усталых, скользнул по притихшим юнцам. – Когда-то, еще в ту пору, когда отцы ваших отцов были волчатами вроде вас, нас, мальчишек, тоже отправили в Северный Лес, в лагерь, где мы должны были пройти посвящение. Я помню, как будто это было вчера, пусть и прошел целый век… И хоть и не велят мудрецы рассказывать малышне об испытаниях, ее ожидающих, но я уже стар и скоро умру, а история эта должна быть услышана.
Итак, мы, мальчишки-волчата, пришли в лагерь, к Кудеснику, чтобы стать мужчинами. Лагерь оказался всего лишь поляной посреди леса, с ручейком посередине, землянкой, в которой жил Кудесник, и шалашами для десятка воинов. Испытание началось, как только мы прибыли. Три дня нас нещадно били, заставляли ползать в пыли, словно змеи, забираться на столбы и кукарекать... не счесть все те испытания, что должен пройти юноша, дабы стать Волком. Ни есть, ни пить не давали, лишь вечером полагалась горсть ягод да немного воды. А на исходе третьего дня нас, едва живых, собрали вокруг котла. Пока котел нагревался, нас остригли, забрали одежду и каждому дали волчью шкуру. Кудесник говорил с богами и бросал что-то в котел, а затем, когда варево вскипело, каждый из нас по очереди должен был вдохнуть пар. Я и сейчас помню этот запах, горький и едкий, от которого я кашлял и плакал, а в голове закружились разноцветные огоньки…
А затем нас отправили в чащу, всех в разные стороны, и велели не возвращаться ночь и день. «Настоящий Волк должен уметь жить в лесу, быть его частью», – говорил нам Кудесник. К следующей ночи нас должны были найти Воины-Волки и привести обратно в лагерь. Можно было идти куда угодно, лишь не забредать за Чертовы Столбы, которые отмечали начало княжества Свирепа, властелина Зла, где в Черном Лесу демоны купались в озерах из крови, а ветви деревьев, усеянные когтями, хватали путников и разрывали их на части.
Я шел по тропе, пошатываясь от голода и боли от побоев; повсюду в темноте ночной хохотали кикиморы и шептались черти. И я, с одним лишь ножом… Никогда: ни до, ни после – мне не было так страшно. Лес на севере не такой, как здесь: он полон духов и демонов, и даже обычные твари там больше и злее здешних. Должно быть, именно тогда, в населенной злом темноте, я и прошел Чертовы Столбы, за которые нам строго-настрого запретили заходить. Если бы я знал об этом, то тотчас упал бы замертво от страха, не дожидаясь появления Свирепа и его свиты из упырей и вурдалаков. Но лес по ту сторону Столбов не был черным, а озера из крови или огнедышащие черти мне так и не повстречались, так что я продолжал идти, беспечный и беззаботный, в надежде найти тропу, которая приведет меня в лагерь. Я нашел немного ягод и поел, а остаток ночи провел, дрожа от страха, свернувшись клубком в норе под корнем дуба, огромного, совсем как этот. Всю ночь я не сводил глаз с исполинского силуэта среди деревьев, взиравшего на меня огромными светящимися глазами, будто сам Морок, желавший усыпить меня и утащить мою душу.
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться