Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Уральский следопыт: 2013 07 июль

Шаман, который себя не спас

анонс [02.07.2013]
Шаман, который не спас себя. Никита Партанов
В старое время на территории Югры, где живут ханты, и манси, не было врачей, и эту роль издавна выполняли шаманы по-мансийский «няйтынг хум» – шаман, магией обладающий человек. Шаманы-манси при камлании сидели на полу на шкурах на корточках, и использовали для ворожбы топор. Для того чтобы топор держался равномерно его подвязывали на веревке за шею шаману, обухом вниз, а острием вверх. Обычно заболевшего приводили или привозили к шаману в дом. Если это невозможно, то за шаманом приезжали родственники и привозили его к больному.
Перед тем как приступить к камланию шаман осматривал больного, щупал его, иногда спрашивал его или родителей. Затем зажигал окуривающее средство - это обычно был гриб трутовик по-мансийски – «сэныг». Если это действие происходило в его доме, то шаман открывал священные ящики с амулетами духа-покровителя, которые обычно хранились в переднем углу дома на полке за закрытой занавеской. Он раздвигал наполовину занавески, открывал сундуки и ставил в вертикальное положение «кол пупи»– домашних духов-покровителей. Обычно в домах манси межкомнатных перекрытий не было, и все пространство занимала одна большая комната, межкомнатными перегородками служили полога. После этого делался «турман кол» – темный дом – чтобы не отпугнуть духов которых, призывал шаман.
Во время акта камлания его глаза были закрыты, он видел внутренним зрением, при этом пел, то полушепотом, то усиливая звучание. О чем поет, было не разобрать. И когда он пел, то сидел лицом к переднему углу дома, где стояли сундуки с духами. Из-за монотонности его голоса многие присутствующие засыпали и спали. Так продолжалось несколько часов. Участники то просыпались, то дремали, то снова впадали в сон. При этом присутствующие сидели за спиной шамана, соблюдая тишину. В деревне некто не приближался к этому дому, все знали, что там идет камлание. За работу обычно платы не было, кто, чем мог, тот тем и расплачивался с шаманом, это могли быть продукты и одежда. После камлания могли принести «кровавую жертву» обычно это домашняя птица или животное.
Об одном известном ей шамане вспоминает Галина Семеновна Токарева (Новьюхова) из поселка Игрим Березовского района. Жили они в деревне с мансийским названием «Пукшамт» – Неремово Березовского района. Напрямую до Березова несколько километров. Раньше, до Октябрьской революции 1917 года, в Березове было немало церквей, и в воскресные дни в хорошую погоду жители Неремова слышали колокольный звон. Поселение находилось в пойменной части материка и при большой воде затапливалось. Весной через мостки перебегали и даже на калданках ездили в гости от дома к дому...
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться