Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Уральский следопыт: 2013 04

Дева-птица. Обайтко Комаев

анонс [25.03.2013]
ДЕВА-ПТИЦА

ОБАЙТКО КОМАЕВ
На самом рубеже веков – шестнадцатого и семнадцатого – когда уже твердо ступила за Камень нога государя московского, объявился в Верхотурском остроге некий ушлый ясашный вогул по имени Обайтко Комаев. С отцом-матерью жил, а, сдается, что с молодых лет был себе на уме. Охотник был не из последних. Но как пошла по юртам государева дорога да крепость поднялась на туринском камне, зачастил Обайтко в русский острог. Тянуло его на острожную невидаль
Потолкался, сказать, среди плотников да служилых людей, коих было тогда здесь еще не много – каждый на счету, нахватался обиходных русских слов и стал в их кругу своим человеком. И запросилось ему сладкой стрелецкой жизни. Надоело, мол, по тайге с луком да ловушками мотаться, ясак царю добывать, света белого не видеть.
Да и москалям молодой вогул пришелся ко двору. Обычно вогуличи любопытствовали, но сторонились пришлых, с оглядкой и хитрецой с ними соседствовали. А этот хваткий оказался и рубаха-парень.
Свой-то он свой, но ведь инородец был, образа Божьего не ведал, деревяшкам и Шайтану клал дары. А у Обайтко разыгрался аппетит. Увиделись ему в русских пришельцах проблески будущих перемен, новой жизни для себя и для своих соплеменников. Столковался с писарем съезжей избы и тот за добрую куницу составил ему челобитье к самому царю Борису Федоровичу. Так, мол, и так, вели, государь, прияти меня, сироту твоего, в истинную христианскую веру, познать Бога и Пречистую его Богоматерь. И царь на его челобитье скоро ответил согласием
Царю Борису, надо тут сказать, корона не по лествичному праву* досталась. Она после царя Федора Ивановича выпала из рук династии Рюриковичей, а Борис Годунов сумел ее на лету подхватить. Значит, тоже ушлым оказался. После жестокой опричнины Грозного, став сначала правителем у царя Федора Ивановича, а потом и самое царем, Борис соизволил глянуть на подданных своих как на себе подобных – ему, боярину, хоть и высокородному, но выскочке, опора против княжеского двора была нужна. Да и по натуре был не воитель. Прекратились бесчисленные казни и царевы капризы. При Борисе московская державность стала обретать какой-никакой, но таки человеческий облик.
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться