Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Уральский следопыт: Уральский следопыт № 4, 2014 г.

Минералогический туризм на Урале

анонс [31.03.2014]
Минералогам и любителям камня во всем мире, даже тем, кто не знает русского языка и никогда не был в России, хорошо известны три русских слова, звучащие для них как символ сказочного земного богатства – «Мурзинка», «Кочкарь» и «Токовая». Они не ведают, что Мурзинка – это небольшое село на берегу реки Нейвы неподалеку от Алапаевска, Кочкарь – поселок в Пластовском районе Челябинской области, а Токовая – старое название речки Сретенки, притока реки Большой Рефт, протекающей между городом Асбестом и поселком Изумруд. Но что доподлинно известно далеко за пределами России, так это то, что Мурзинка – столица уральских самоцветов, Кочкарь – места, где среди золотых приисков встречаются месторождения самоцветных камней и редких минералов, а берега Токовой – легендарные уголки, где добывались уникальные изумруды, украсившие коллекции лучших минералогических музеев мира.
Желающих посетить эти места всегда было предостаточно. В XIX – начале ХХ века поток минералогов и любителей камня на Урал не иссякал. Сюда ехали известные ученые и коллекционеры, любители путешествий за камнем и торговцы коллекционными образцами. Кто-то из них возвращался с богатыми трофеями, найденными собственноручно или приобретенными у хмурых и бородатых уральских горщиков, а кому-то екатеринбургские торговцы каменным товаром продавали кусок печеного стекла, и наивный покупатель отправлялся на родину показывать своим землякам уральскую «драгоценность», приобретенную почти даром. Но все это в прошлом. Давно заросло бурьяном место, где некогда проводилась в Мурзинке самоцветная ярмарка, собиравшая торговцев камнесамоцветным сырьем со всего мира; старые выработки, где добывали первые уральские изумруды, стоят заполненные водой и заросли лесом. Свою роль сыграл не только «железный занавес», прекративший связи Урала с зарубежными странами, но и угасший интерес государства к старательскому делу. Бурно развивавшаяся в ХХ веке горнодобывающая промышленность Урала не оставляла места для старых горщиков, привыкших работать на свой страх и риск, в поисках счастливой находки – яркого прозрачного камешка. Но времена изменились. В конце 1980-х годов на мировых минералогических ярмарках появились уральские коллекционеры. Их зарубежные коллеги начали спрашивать, а что с «Мурзинкой» и «Токовой», можно ли туда поехать и «покопаться», можно ли приобрести или выменять местные образцы минералов. С каждым годом этот поток вопросов нарастал. И вот уже самые смелые, списавшись со своими новыми друзьями на Урале, оказались в забытых европейскими минералогами местах, откуда их прадеды привозили уникальные образцы. Первые минералогические туристы были рады всему, даже затопленным водой ямам, где когда-то брали драгоценные штуфы, и всегда удивлялись, почему на этом показе никто не зарабатывает. Ведь в Европе минералогический туризм появился более двух веков назад. Сейчас это целая индустрия, активно эксплуатирующая не столько минералогические богатства, сколько следы его пребывания и память о его прошлом. В Европе практически не осталось действующих самоцветных копей или рудников. Старые выработки давно не представляют интереса для горщиков, но широко открыты для туристов. Это и студенты геологи, воочию наблюдающие геологическое строение месторождений, школьники, интересующиеся минералогией, исследователи, занимающиеся изучением истории горного дела, а также многочисленные туристы из десятков стран мира, для которых показ старинных копей, карьеров и шахт является наиболее экзотической частью туристической программы. Доходы от этой части туристического бизнеса впечатляют и являются для многих бывших горнодобывающих районов Европы хорошим подспорьем в местный бюджет.
Выгоду от минералогических туристов давно почувствовали и горнодобывающие предприятия. Даже в действующем карьере всегда можно найти спокойный уголок, куда можно привести туристов, рассказать им про горное дело, дать постучать геологическим молотком и подарить на память небольшой образец, не представляющий никакого интереса ни для музея, ни для серьезного коллекционера. Но это в Европе. На Урале пока все не так. Желающих приехать на Урал за любые деньги довольно много, и это не только иностранные граждане. Среди них много наших соотечественников из центральных областей России, где минералогическое богатство представлено более чем скромно. Люди хотят узнать свою страну, познакомить с ней своих детей и готовы для этого пойти на рискованное и дорогостоящее предприятие – посещение месторождений уральских самоцветов и цветного камня. Эти услуги предоставляются исключительно в частном порядке, и его довольно значительный поток никем не регулируется.
О безопасности говорить также не приходится. Старинные выработки могут таить массу «сюрпризов», но пока не случилось неприятного происшествия, на эти «самостийные туры» не обращают внимания ни местные органы власти, ни чиновники, в чью обязанность входят организация туризма, охрана и рациональное использование недр. До массового минералогического туризма на Урале еще далеко, но двигаться в этом направлении нужно. Конечно, нельзя ставить «телегу впереди лошади» и трубить на каждом углу о минералогических богатствах края и приглашать всех желающих приехать на Урал. Звать на Урал массового туриста еще рано, для этого нужно создать необходимое количество объектов показа, обеспечить безопасность и возможность сбора и вывоза коллекционных образцов. Сейчас все это происходит подпольно и нелегально, в обход действующего законодательства. Но начинать нужно. И начинать с профессиональной ревизии имеющихся у нас объектов минералогического туризма.
В первую очередь, следует обратить внимание на музеи, именно они в полной мере могут представить минералогическое богатство края. Минералогических музеев на Среднем и Южном Урале довольно много, более двух десятков. Среди них и такие крупные собрания, как Уральский геологический или Уральский минералогический музеи (г. Екатеринбург), Федоровский музей (г. Краснотурьинск), Челябинский геологический музей. Но есть среди них и небольшие музеи, обладающие интересными экспозициями и уникальными образцами, не имеющими аналогов в мире. Ярким примером тому является музей-шахта в Березовском или краеведческий музей города Пласт. Собственные музеи содержат горнодобывающие компании, наиболее известен общедоступный геологический музей ОАО «Ураласбест», где экспонируется ценнейшая коллекция минералов Баженовского месторождения хризотил асбеста. Есть на Урале и несколько серьезных коллекционеров, готовых при определенных условиях выставить свои собрания на всеобщее обозрение, в том числе и на постоянной основе. К категории музеев можно отнести и ежемесячно проводимую в Екатеринбурге ярмарку «Минерал-шоу». Это не только торгово-коммерческое мероприятие. Здесь собираются любители камня со всей страны, здесь обмениваются мнениями, планами и, конечно, коллекционными образцами. Регулярно проводимая выставка создает своеобразную «минералогическую» атмосферу, ставшую уже частью имиджа Урала.
Разобравшись с музеями, следует подумать об объектах показа за пределами городской цивилизации. При всем богатстве исходного материала выбор здесь невелик, но он есть. Следует обратить особое внимание на объекты Самоцветной полосы Урала. На ее среднеуральском участке уже много лет действует Режевской минералогический заказник. На его территории расположены десятки самоцветных копей. Большинство из них заброшены и находятся в труднодоступных местах, но при наличии доброй воли и средств их можно сделать интересными объектами показа, тем более что заказник является государственным учреждением и выделение бюджетных средств на его развитие вполне обоснованно. В районе села Мурзинка, окрестности которого входят в Самоцветную полосу, также сосредоточены многочисленные копи, каждая из них прославилась уникальными находками и интересными старательскими историями. Но практически все копи пока не готовы к приему туристических групп. Часть из них, такие как Золотуха и Кайгородский Тальян, завалены мусором, а такая жемчужина Урала, как копь Мокруша, познакомившая мир с уральскими голубыми топазами, находится в труднодоступном месте и представляет собой заросшие и частично затопленные водой выработки, почти непригодные для интересного показа. Тем не менее, несмотря на многочисленные транспортные и бытовые сложности, большинство копей регулярно посещается, но пока это тайные любители камня, не афиширующие свою деятельность.
При организации минералогического туризма не стоит забывать о различных горных выработках. Только на Среднем и Южном Урале их более тысячи. Многие из них давно заброшены и превратились в живописные озера с прозрачной водой. Карьеры хороши своей универсальностью – это и место для минералогического туризма, где можно собрать коллекцию минералов, и прекрасное место отдыха. Такие рукотворные озера, как Тальков Камень, Красноармейский карьер, Липовские карьеры, Черемшанский карьер или Курочкин Лог, давно известны и посещаемы самостийными туристами, но есть и малоизвестные, но легкодоступные объекты, где практически не бывают любители камня. Карьер артели «Трудовой отдых», расположенный в окрестностях Асбеста, единственное в мире место, где можно познакомиться технологией добычи асбеста на рубеже XIX-ХХ веков. Но про него мало кто знает и по дороге на Изумрудные копи он не посещается.
Не следует сбрасывать со счетов и объекты действующих горнодобывающих предприятий. Но без участия и доброй воли собственников многие интересные минералогические объекты окажутся вне зоны доступа, в частности Изумрудные копи и один крупнейших в России – карьер Баженовского месторождения.
Если провести качественную оценку всех ресурсов Урала в области организации минералогического туризма, то станет понятно, что ни одно место в мире не обладает столь же мощным потенциалом. В списке окажутся сотни копей, имеющих собственное название, и тысячи безымянных выработок, старинных шахт и отвалов, несколько десятков действующих горнодобывающих предприятий, сотни рукотворных озер-карьеров, а еще музеи, минералогические тропы, уникальные геологические и геоморфологические образования. Но это только ресурс, и для превращения его в качественный туристский продукт нужны усилия специалистов, грамотная политика государственных органов и разумное финансирование. Все проблемы решить сразу не удастся, но дорогу осилит идущий. Самое главное – избежать шумных, не основанных на реальной ситуации рекламных акций, они отнимают время и деньги, не принося никаких результатов. Самая действенная реклама – это отзывы довольных туристов, получивших на Урале новые знания, ощущения и открывших для себя древнюю и современную историю уральского горного дела.
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться