Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Уральский следопыт: 2010 04 апрель

Иван Иванович и датский дядя

анонс [26.01.2014]
Иван Иванович и датский дядя
Автор: Гладкова Инна
Обратимся к подвижнической жизни Беринга. История чтит заслуги капитана-командора русского флота, одного из великих мореплавателей XVIII столетия. Его имя навсегда осталось на картах мира.
Датчанин по происхождению, он ещё в юности поступил во флот Петра Первого и 38 лет служил этому флоту верой и правдой. Был храбр, вынослив, ходил в трудные боевые походы, а уж как просолен был морскими ветрами!
Пётр I, с детства бредивший морем, задумал обследовать и северо-восточные морские границы своей империи. На 1725 год им была назначена серьёзная Камчатская экспедиция во главе с Берингом. Но это был (увы!) последний год жизни тяжело больного царя. Призвав к себе Ивана Ивановича, так на Руси звали Витуса Ионассена Беринга (Vitus Jonassen Bering), он обсудил с ним все детали этой сложнейшей экспедиции. Современники утверждают, прощаясь, Пётр с горечью сказал, что и сам пошел бы с ним в те дальние моря, да вот хворь уложила! Роняя слезы, он обнял верного друга и благословил на трудный путь во славу России.
Только не сразу начиналась та экспедиция. Предстояло сначала на суше запастись всем необходимым – путь до северных морей был дальний, как говорили, «в тысячи вёрст до восхода солнца». И тут уместно напомнить, какое место в этой безумно смелой и рискованной затее занял Екатеринбург.
Исторически и географически сложилось так, что в оснащении и первой (1725 –1730), а затем и второй (1733 – 1741) Камчатских экспедиций ему отошло едва ли не главное место. По плохим российским дорогам, где сплавом, а где по замерзшей воде к Охотскому морю - месту постройки кораблей – с уральских заводов обозами везли оснастку и оборудование. Трудно даже представить, чтобы на Камчатке, где всё привозное: лес, тёс, гвозди, паруса - застучали топоры и началось строительство, а затем спуск на воду судна «Св. Гавриил» и выход на нем в неласковые – с туманами и штормами – северные моря.
И вот в июне-сентябре 1728 года Беринг, обойдя восточные берега Камчатки и Чукотки, прошёл проливом между континентами, который и был назван его именем – Берингов пролив.
Вернувшись в Петербург из первой почти пятилетней экспедиции, Витус Беринг начал собираться в новое путешествие. Не самый подходящий был момент для сбора средств, причём немалых, на очень важную для Российского государства Вторую Камчатскую экспедицию. Однако нашлись в стране трезвые государственные умы, радеющие за державу, заинтересованные в освоении и богатых северо-восточных земель, и протяжённых морских границ империи.
К примеру, в Государственном архиве Свердловской области сохранились очень любопытные свидетельства. Они говорят, насколько продуманно и основательно капитан-командор готовился к своим исследовательским походам. Существует его переписка с одним из основателей Екатеринбурга, начальником Уральских горных заводов генералом Виллимом Ивановичем Генниным. В частности, Беринг просил предоставить ему для участников Второй экспедиции 300 подвод и столько же квартир. На что генерал ответил, что рад бы, но не сможет обеспечить такое количество.
Вторая экспедиция была разделена на три части. Главная партия во главе с командором и его супругой проследовала через Екатеринбург. Произошло это в ноябре 1733 года. Место их остановки в городе неизвестно, документальных записей не сохранилось, но предположительно они квартировали в генеральском доме, который стоял тогда на правом берегу Исети, где нынче спортзал гимназии №9. Но нам интереснее знать, чем был занят «гостевой» период Беринга?
Приведём несколько интересных данных историка Николая Корепанова, из его книги «В раннем Екатеринбурге». Для экспедиции требовались не пуды, а несколько тысяч пудов полосового железа и железных изделий, и тащить их через всю азиатскую часть континента было бы весьма накладно. И вот капитан-командор договорился с уральским генералом о постройке в районе Якутска малого завода на один колотушечный молот (в то время завод для экспедиции уже строился на притоке Ангары близ Иркутска, а сейчас решено было перевести строительство ближе к океану, на приток Лены). Из книги Корепанова: «А когда колотушка сделается, то при оной потребное число к Камчатской экспедиции железа можно вытягивать из криц, которые делаются в ручных печках от тамошних жителей». Якоря, котлы и пушки уже были изготовлены на Урале. Члены экспедиции накупили тогда медной посуды и для себя лично.
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться