Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Уральский следопыт: 2010 04 апрель

От лука до "мелкашки"

анонс [26.01.2014]
От лука до "мелкашки"
авторы: Алексей Слепухин и Наталья Бердюгина

Охотники у всех народов были людьми практичными и изобретательными. Глядя на каменные и костяные орудия, удивляешься, какого мастерства необходимо было добиться, чтобы изготавливать их из булыжников – сначала примитивные, а затем и более совершенные. И лишь спустя много времени были найдены более изощрённые методы охоты и ловли.

Уральские манси всегда были великолепными промысловиками, сумев сохранить в себе черты предковкочевников с юга и предков – таёжных охотников с Уральских гор. Веками совершенствовали они орудия для охоты. Правда, были вынуждены подстраиваться под время и пришлых людей.

Долгое время манси не использовали огнестрельного оружия, обходясь на охоте луками, стрелами, хитроумными ловушками. Несмотря на то, что их культура формировалась в тайге, манси-вогулы добились серьёзных успехов в создании как военных доспехов, так и охотничьего оружия. Их луки и стрелы совершенствовались не одно поколение. Так со временем луки стали собирать из нескольких частей и определённой породы древесины, склеивать рыбным клеем. И луки у манси, в конце концов, получались добротные и надежные. С ними охотники ходили и на крупного зверя, и на мелкого. Ещё в XV веке мансийские стрелы с прорезными наконечниками вызывали своим характерным свистом ужас даже у русских ратников.

Но время шло. С проникновением на Урал русскоязычного населения у манси стали появляться ружья. Они сослужили добрую службу лесным охотникам, а луки и стрелы остались в основном в ритуальной практике. Правда, и ныне в потаённых уголках некоторых мансийских домов хранятся стрелы с коваными наконечниками, напоминая о том, что прародителями части мансийского народа были богатыри! Но и старинные ружья стали исчезать также незаметно, как и весь прежний вогульский мир. Хотя ещё в конце ХХ столетия в некоторых домах можно было найти экземпляр кремневого ружья – как память об ушедших славных охотниках-вогулах.

Морда на дереве
Сейчас все мы ходим в лес с современными ружьями. А вот у манси их нет: им не на что купить новое и дорогое ружьё. Читая отчёты и записки двадцатыхтридцатых годов, узнаешь, что манси всегда были чрезвычайно зависимы от снабжения порохом, патронами и прочими охотничьими припасами. Даже вспоминали, что в царское время купцы все это привозили им вовремя.

Позднее ситуация изменилась – снабжение стало регулярным. Манси даже стали входить в колхозы. Один из них – колхоз «Красный туземец» – был исключительно охотничьим. Включал 15 хозяйств из тех поселений, которые исследует наша «команда» – Массавы, Вершины, Оуса. Но поскольку колхоз был «на отшибе», спрос с него был невелик. Да и оленей в хозяйстве было всего лишь восемь штук (на конец 1935 года)! Остальные коллективные хозяйства, например, имени Карпинского, либо специализировались на сельском хозяйстве, либо были полукочевыми.

Это не значит, что манси не охотились. Наоборот, среди них были добытчики отличной пушнины, сдававшие ее в больших количествах. Жизнь лесных охотников стала налаживаться. Манси относительно добросовестно добывали мясо и пушнину, а государство снабжало их всем необходимым.

Но помешала война. И снова необходимо было выходить из ситуации, сдавать мясо и рыбу в огромных количествах: фронт нуждался в продуктах питания. Рыбу и мясо заготавливали в бочках; в них же самолетами через Ивдель отправляли на Большую Землю.

Новое время манси встретили со старыми ружьями и с иным подходом к пушнине, которая сейчас обесценилась. Государству и частным лицам не выгодна стала охота манси на пушного зверя, и они со временем теряли охотничьи навыки, разучивались выделывать шкурки.

Зимой 2005 года во время V мансийской экспедиции мы столкнулись с характерным фактом. Один из наших информаторов – Анна Кирилловна Хандыбина (в девичестве Курикова) – получила заказ на выделку шкур ондатры. При этом оказалось, что эта пожилая женщина (ей шел восьмой десяток) остаётся одной из последних манси, умеющих выделывать шкурки!

К тому же у манси Свердловской области нет оленей. Нет совсем. А потому ушел и традиционный уклад жизни – некого да уже и некому каслать (пасти) оленей на Урале. Старики, те, кто умел это делать и что-то ещё помнил из прошлого, умирают. А передать опыт некому. Раз не стало оленей – исчезли шкуры, кости, сухожилия, в общем, не стало материала, из которого можно было что-то мастерить. И это не только губительно сказывается на традиционном укладе жизни, питании, занятиях – это кардинально меняет всю жизнь современного лесного народа.

Но все равно манси остаются охотниками «от бога». Даже в современных условиях. Взять Никиту Владимировича Бахтиярова, зятя Николая Алексеевича Пакина, чьи сыновья до сих пор проживают на реке Ботало Пома. Никита Владимирович был известен своими «медвежьими» успехами – за свою жизнь добыл более сорока медведей. К нему на охоту и учебу приезжали разные люди: военные, чиновники, да и просто любители – начальство всякого рода. Подчас и законы вынуждали нарушать. Супруга его Акулина Алексеевна Пакина тоже добывала зверя. Сохранилась старая фотография, на которой она снята возле туши добытого ею хозяина леса. Та же Анна Кирилловна Хандыбина ходила на охоту, пока глаза видели. Такие вот они, мансийские женщины!

Передо мной несколько старых фотографий, которые хорошо иллюстрируют рассказы и путевые записки давних исследователей, общавшихся с мансийскими охотниками. Сейчас подобные фотографии найти очень непросто. Но только они подчас сохраняют черты и признаки старинного труда и быта мансийских промысловиков.

Вот фото охотника, настраивающего самострел. Вогулы давно подметили, что лоси и олени с трудом перепрыгивают изгороди и любые подобные препятствия, предпочитая их обойти. Что-то в них мешало и сбивало с толку копытных. Вот этим-то и воспользовались хитрые и практичные манси. В конце изгороди они, как правило, и устанавливали мощные самострелы. Причём по описаниям и заверениям опытных лесных охотников эти самострелы обладали такой силой, Анна Кирилловна показывает Пётр Андреевич Хандыбин за работой что выпущенные из них стрелы пробивали грудную клетку зверя. Это страшное оружие и успел зафиксировать один из исследователей.

Я не раз «пытал» стариков манси, стараясь узнать, давно ли они видели последние самострелы. Пожилые охотники, усмехаясь, говорили: «Да нет. Их давно уже не ставят. Я видел только в детстве…..». И лишь дед Дима Мульмин сказал, что видел в окрестностях Пелыма несколько полусгнивших самострелов. Правда, задумавшись, добавил: «Давно… Не найти сейчас…»...

http://uralstalker.com/archive_pathfinder/2/76/170/1661
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться