Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.
Уральский следопыт: 2013 12 декабрь

Буквально за изгибом реки

анонс [22.11.2013]
Когда Вовка был маленьким – на самом деле, всего какой-то год назад, – он всерьез побаивался орешника, лохматой лентой огибающего подножие холма. То есть не самого орешника, конечно. Там каждая тропка исхожена, каждый куст изучен – чего бояться? Но случалось летнею порой так, что, возвращаясь с ранней рыбалки, наблюдал Вовка удивительную картину. Солнце, едва показавшись над рекою розовым краем, почти сразу пряталось за холм, чтобы там, за холмом, набрать силу, принять свой вполне дневной вид, а потом высовывало из-за склона длинные прозрачные лучи, пробегало ими, будто гибкими пальцами, по верхушкам кедров – и рассыпалось золотом по подлеску. Ветер легонько трепал шевелюру орешника, солнечные пятна двигались, шла по изумрудной листве волна за волной, и казалось маленькому Вовке, будто кто-то и впрямь движется в густом кустарнике, несется, скачет во весь опор – вот-вот догонит Вовку, выпрыгнет перед ним на тропинку, жуть просто! А у него из оружия – только удочка да ведерко с уловом.
Но то год назад. Сейчас Вовка боялся другого. Встав нынче еще до петухов, еще толком не проснувшийся, пошатываясь и зевая во весь рот, шел он к заводи возле холма с единственной целью: поймать такую рыбину, чтобы все ахнули, и отдать рыбину Лизе – пусть она привезет ее в свой город, и пожарит, и позовет своих городских друзей, и похвастает – вот, мол, какие здоровенные у нас в деревне водятся, и вспомнит Вовку, и то, как они проводили время, и холм, и кедрач... Ну разве плохо он придумал?! На свою беду он заснул на берегу, в тенечке, и теперь ужасно спешил. И боялся, боялся – не изгибались тонкие прозрачные лучи, не бегали солнечные пятна по листве, весь холм был залит знойным золотом, а это значит, что уже не восемь часов и даже, может, не девять. Возможно, пароход уже на причале, все снуют туда-сюда, разгружают-загружают, перекрикивается с капитаном бабка Митрохина, шуткуют с матросами незамужние Галька с Валькой, вот-вот и Лиза появится с чемоданчиком в сопровождении своего хмурого деда…
Вовка мчался что есть мочи. Сначала ведро отшвырнул в сторонку – все равно без улова! – потом и удочку пришлось бросить, чтобы не мешала. Мчался и думал: «Ты только дождись, Лизка! Ты-то уедешь, а мне тут как? Уезжать завсегда проще – на пароходе, поди, интересно, и матросы веселые, и в городе скоро будешь, а там свои дела-заботы, и платье ты к институту шить хотела, и прическу делать, и с друзьями свидеться опосля каникул. А я тут – что ж? Один и один остаюсь! Так что ты меня накрепко дождись! Еще разочек увидимся – и тогда плыви на пароходе, а до той поры – не смей!».
Коряга динозавровым мослом торчала с одного боку тропинки, сколько Вовка себя помнил – почитай, двенадцать лет. Выкорчевывать ее никому в голову не приходило, и всякий раз Вовка ее аккуратно огибал. Он, наверное, в другой раз и с закрытыми глазами ее бы обошел, а сегодня – ну, будто назло! Влетел в нее босой ступней со всего маху, свалился и на четвереньках по инерции еще прополз несколько шагов, а потом натурально взвыл. Боль от пальца мгновенно вскарабкалась по ноге, пыточными иглами прошила живот и очутилась почему-то в висках – и в глазах темно, и дыхание зашлось, и слезы брызнули. Посидеть бы хоть немножко, перетерпеть, да нельзя никак…
Оставить комментарий может только зарегистрированный пользователь.  Зарегистрироваться