Журнал «Уральский следопыт»

сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики.

Издается с 1935 года.

2014 г. 1935 г.

Богоматерь Милава

(Ольга  Волынская)        

«Уральский следопыт» 1995. № 9

Не бряцая попусту мечами

   Сколь это ни покажется странным, но именно с приходом татаро-монгольского ига, в противостоянии ему наиболее зримо обозначился женский лик Руси.

Русь, ее бесчисленные уделы и княжества потеря­ли свою самостоятельность и кураж. Не взмахнуть мечом, не сыграть свадьбу удалую, не прогуляться вольным набегом в чуждые пределы - ничего не сделать без оглядки на Орду.

Когда татарский хан кончал обед, глашатай объяв­лял, что теперь все государи мира могут, если им угод­но, садиться за стол. Так писал в своих «Персидских письмах» философствующий путешественник Шарль Мон­тескье. Если «всех государей» еще можно было отнести в раз­ряд философской метафоры, то уж русские князья, чьи столы стояли впритык с батыевыми, действительно не смели ложку поднять, пока великий хан не кончит свою трапезу.

В начальную пору монголь­ского владычества Русь олицет­воряли прежде всего два княжес­тва и два князя. Во-первых, кня­жество Владимиро-Суздальское и первейший князь его Александр Ярославич, внук Всеволода Боль­шое Гнездо, которому народная молва еще в молодости за лихую победу над шведами дала прозви­ще Невского. А во-вторых, кня­жество Галицко-Волынское, предводимое тоже легендарным князем Даниилом Романовичем Галицким, носившим одно время даже титул короля. Два эти княжества были партнерами-соперниками. Оба князя, не бряцая попусту мечами, но с достоинством оспари­вали право неформального великого княжения. (Главный стол на Руси наследовал тогда брат Александра — Ан­дрей Ярославич владимирский).

Не в пример большинству князей, они не заиски­вали перед пришельцами, не искали их поддержки в удельных своих интересах, но и на рожон не лезли, как тот же Михаил черниговский, не гордились уступить в малом. Богатые, великокняжеские дары везли они в Орду, не гнушались испить кумыса в ханском застолье, но при этом вели себя с досто­инством, незаметно убеждая в силе своей, застав­ляли ханов себя остерегаться. Не случайно оба князя удостоились «тарханных» грамот— ярлыков, дава­емых только членам ханского дома, и охранной тигроголовой золотой пайцзы, с надписью тангутскими знаками: «Как бы я сам путешествовал!»

Словом, держали себя с пришельцами так, как дер­жит мудрая и сильная духом жена перед лицом чван­ливого и жестокосердого мужа. Великокняжеское соперничество не переходило границ чести; со­перничая, искали они союза и единения сил против общего врага; стремились породниться. Дочь Даниила Галицкого -- Дуб­рава -- стала супругой великого князя Андрея Ярославича, бра­та Александра Невского. А кузи­на последнего Добрава-Елена вышла замуж за Василька Рома­новича— брата Даниилова.

Русь, как видим, в лице муд­рейших своих князей полагалась теперь не столько на силу, сколько на хитрость и терпе­ние -- качества, присущие нача­лу женскому в человеке.

И путь наш с тобой, чита­тель, лежит к юго-западным границам Руси, в земли галиц-кие, в удельное княжество Вла­димир-Волынское, где верхово­дил Владимир Василькович, сын вышеназванных Добравы-Елены и Василька. Рука об руку с ним княжила на землях тех жена его Ольга Романовна, дочь удельного же князя Романа брянского. Это едва ли не первая, оставившая след в истории, женщина не великокняжеского, а удельного достоинства, представительница тогдаш­ней провинции.

Годы восьмидесятые тринадцатого века стояли на дворе -- Даниил и Александр к этому времени уже упо­коились в усыпальницах храмов.

Оглавление

1

2

3

4

5

6

7

8

9